Галина Мамыко.  Добавляйся!  (повесть)

Галина Мамыко. Добавляйся! (повесть)


Странное предложение

Самый лучший день в жизни Вити Бойкова – это, конечно, день рождения. Но именно в тот день, когда Вите исполнилось двенадцать лет, с ним произошла не праздничная история. В ватсапе, переполненном поздравлениями от однокашников, он наткнулся на странное предложение вступить в группу смерти. Витя решил, это розыгрыш. Тем более ссылку на страницу прислал знакомый ему Коля Стыкин, ничего плохого об этом парне Витя не мог сказать. Поэтому приготовился к весёлому перфомансу, и перешёл по ссылке. Это оказалась закрытая группа, Витю туда не пустили.

«Коля, что же ты присылаешь ссылки на страницу, входа на которую нет?» – написал Витя.

Коля ответил:

«Если ты заинтересовался, то завтра после уроков обговорим».

Витя задумался. Если его зовут в настоящую группу смерти, о каких Витя наслышан, то это плохо. И участвовать в их делах он не собирается. Но в этой группе, вероятно, числится Коля Стыкин. Судя по всему, Коля выполняет задание – вербует в группу новых членов. А значит, Колю надо спасать.

– Да, Колю надо спасать, – согласились с Витей его друзья, Миша Перьев и Лёня Сорокин.

Они пришли поздравить Витю с днём рождения. Мальчики пили чай, кушали предложенные Витиной мамой пирожные, и совещались, как быть.

Решили разработать план по спасению Коли.

– Надо внедриться в группу смерти, – сказал Миша Перьев.

– Правильно. Агент влияния, – поддержал Лёня Сорокин.

Витя сказал друзьям:

– Так и будем действовать.

Встреча с Колей

– Ну что, как тебе моё предложение? – Стыкин пристально смотрел прямо в глаза Вити.

«Это приём. Психологическое подавление личности», – понял Витя.

В таких случаях, он читал, надо владеть собой, быть собранным и спокойным.

Витя дружелюбно улыбнулся:

– Коля, ты отличный парень. Спортом, наверное, занимаешься?

– Причём тут спорт? – Коля от неожиданности опешил, это было видно по его лицу. Его синие круглые глаза ещё больше стали круглыми, а веснушки ещё ярче запылали.

«Я его сбил с толку», – Витя остался доволен полученным эффектом, поэтому продолжил начатую игру.

– Как «причём»? Ты разве не знаешь?

– Что?

– Человек, который занимается спортом, виден издалека. Теперь понял?

– Не-е-ет, – Коля аж рот открыл от недоумения.

От его хладнокровия и следа не осталось.

«Он заинтригован», – отметил Витя. И это отлично, теперь не Коля, а Витя владеет ситуацией. И надо действовать дальше.

– Понимаешь, Коля. У тебя прекрасный характер. Ты производишь впечатление доброжелательного, честного, волевого, смелого. Ну, значит, на позитиве живёшь. А раз так, то вывод: ты занимаешься спортом.  Именно у спортсменов полная гармония. Адреналин вырабатывается в нужном количестве. Работают мышцы. Ясное мышление. Отличное настроение в результате. К тому же, в спорт, как правило, идут те люди, которые несут в своей душе огонь.

– Ого-онь? Какой ещё огонь?

– Огонь жизнелюбия, энергии, предрасположенности к добру. Словом, всё это я вижу в тебе. И делаю вывод: ты занимаешься спортом. Правильно?

Коля поперхнулся. Ему польстила характеристика, которую дал только что Витя. И отказываться от полученного титула «благородного, мужественного, смелого» не хотелось. Поэтому на всякий случай Коля решил согласиться, что и правда занимается спортом. Он, конечно, понимал, ложь – дело нехорошее, но уж больно понравилось то, что услышал о себе. Ещё никогда никто не говорил ему столько добрых слов.

– Правильно, – неуверенно согласился Коля и с опаской покосился на свои руки.

Он знал, похвастать мускулами не может, но под ветровкой не разобрать, что там у него с мускулами.

– Да это с первого взгляда по тебе видно, – вдруг сказал Витя.

– Что видно? – испуганно сказал Коля.

«Неужели он смеётся надо мной? Он раскусил враньё и сейчас назовёт меня так, как дома говорят обо мне родители, да и пацаны во дворе дразнят – доходягой, слабаком…» – подумал Коля, и заранее впал в плохое настроение. Ему в одну секунду стало тоскливо, расхотелось жить. Вообще, Коля давно не хотел жить. Примерно три последних месяца. Он зажмурился в ожидании страшного ответа. Но вдруг услышал – Витя продолжал его хвалить. Это невероятно.

– Ты за последние месяцы изменился, причём – в лучшую сторону, – сказал Витя.

– В смысле?

– Ты выглядишь супер. Не просто вырос, а мощно возмужал. Фигура спортсмена, одним словом.

Коля облегчённо вздохнул.

– Слушай, Витя, а я, знаешь, рад, что мы с тобой почти уже подружились.

– Я тоже. Значит, будем дружить?

– Будем! – ответил Коля и вдруг заторопился. – Ты извини, я сейчас… Я должен… Мы с тобой позже всё обсудим. Я пока пойду. Созвонимся, ладно?

– Конечно, о чём разговор. Ну, давай!

Коля напоследок испытующе взглянул на Витю. Открытый, приветливый взгляд Вити его окончательно успокоил. И мальчик побежал вприпрыжку, насвистывая на ходу что-то весёлое. Он принял решение срочно заняться спортом. А значит, нужно прямо сейчас, не откладывая, быть на стадионе.

Витя тоже был в хорошем настроении. Всё шло по плану.

Друзья

– Неужели про группу смерти забыл? – удивились Миша и Лёня.

Они с интересом выслушали подробности о встрече с Колей, и не могли теперь понять смысла произошедшего.

– Представляете, ни слова. А знаете, о чём это говорит?

– О чём?

– Увлечение группой смерти у Коли не всерьёз, а случайно. Из-за каких-то внутренних проблем, и если эти проблемы решить, то мысли о смерти уйдут.

– Ты думаешь, у него есть такие мысли? А вдруг он профессионал, вдруг он тот, кто вербует? Вдруг он модератор группы? – сказал Миша.

– Да ещё на этом деньги зарабатывает? – добавил Лёня.

Лёня и Миша одинаково любят детективы и всюду видят заговоры. Это Витя знал и относился с юмором к подобному.

– Вы, ребята, не забывайте, мир реальный и мир виртуальный всё же отличатся друг от друга, так же как и персонажи фильмов отличаются от нас, живых людей, – сказал с улыбкой Витя.

– Ага, отличаются. А то, что в новостях показывают? Уже есть случаи, когда школьники, наши ровесники, берут деньги с одноклассников за решение для них задач. Или просто за списывание, – сказал Лёня.

– Вот именно, – строго добавил Миша. – И ты зря не расспросил Колю про группу смерти. А вдруг он завтра придёт в школу и начнёт нас всех расстреливать?

– А вдруг у него дома склад оружия? – сказал Лёня возбуждённым голосом и на всякий случай оглянулся, нет ли рядом шпионов.

– Вряд ли. Но нам предстоит всё узнать, – примирительно сказал Витя. Он не любил спорить и старался улаживать дела без лишних эмоций. – На сегодняшний день могу сказать следующее. Я увидел по его лицу, он страдает из-за чего-то. И он не уверен в себе. Словом, ему требуются друзья. А у него их нет. Он один на один со своими проблемами. И надо ему помочь. Поможем?

– Поможем!

– А тогда, вперёд, все вместе, горой друг за друга! Покажем Коле, что такое настоящая дружба и настоящие пацаны!

– Покажем!

Физкультурное настроение

Коля мчался по улице так, будто выросли крылья. Ему хотелось петь и смеяться. Он станет спортсменом и по-настоящему возмужает. Он начнёт новую жизнь. Он станет сильным и благородным. Он не хочет оказаться вруном. Он не хочет разочаровать Витю Бойкова.

Витя первый человек на этой земле, кто поверил в него, Колю. И теперь Коля хочет стать именно таким, каким его увидел Витя Бойков. А потому Коля прибежал на городской стадион и принялся за дело. Хорошо, турников много. И беговых дорожек достаточно. Правда, Коля в обычной одежде, в обычной обуви, а вокруг народ в спортивных костюмах. Ну, ничего, для первого раза и так сойдёт.

Но на турнике подтянуться оказалось не просто. Коля просто висел, держась руками за перекладину, и болтал ногами.

Он растерянно поглядел по сторонам. К счастью, на него не обращали внимания. Бабушки гуляли с внуками. Мужчина в спортивном костюме контролировал забег юных спортсменов на беговой дорожке. А рыжий кот облизывался на голубей. Светило солнце, настроение у Коли было по-прежнему хорошее.

Пожалуй, надо получить консультацию у специалиста, решил мальчик.

– А вы тренер, да? – спросил Коля у мужчины в спортивном костюме.

Мужчина кивнул, не глядя на Колю, и стал объяснять подошедшим ребятам, какие ошибки были допущены в разминке.

Коля дождался, когда тренер освободится, и снова завёл с ним разговор:

– Извините, пожалуйста. Я очень хочу стать спортсменом. Но как этого добиться?

Мужчина взглянул на Колю и сказал:

– Приходи завтра в это же время. Будешь у меня заниматься. Не забудь про спортивную форму и кроссовки. Меня зовут Игорь Иванович.

Привет из группы смерти

По дороге домой случилась неприятность. Коле пришло сообщение от модератора группы смерти: «Почему до сих пор нет отчёта? Сколько человек удалось привести в группу?»

Коля замедлил шаг. Ему вдруг стало страшно. Он посмотрел вокруг. Люди. Дома, деревья, воробьи прыгают. На дорогах машины. На небе солнце. Спрашивается, откуда страх. Так, надо успокоиться и наплевать на плохое. Его рука потянулась к карману, чтобы спрятать смартфон. Но загудело второе сообщение: «Жду ответа прямо сейчас!» Коля в ужасе смотрел на экран, в глазах у него рябило, даже будто голова закружилась. Так было страшно.

Он глубоко вздохнул и вдруг понял, что хочет жить и вовсе не хочет умирать, как ещё буквально пару дней назад он описывал в группе смерти своё настроение. «Я раздумал, я не хочу умирать!» – написал он ответ модератору. Подумав, добавил: «В группу никого не привёл». И поставил три восклицательных знака. Ему подумалось, восклицательными знаками он показывает, что не трус и не боится модератора. Но это не помогло, ответ от модератора привёл Колю в настоящий ужас. «Назад дороги нет, Коля. Теперь ты навсегда с нами. Завтра возле школы после уроков – разборки».

Ноги у Коли стали ватными. Он сел на скамейку. Мечты о спорте уступили место мыслям о смерти. Всё, конец, думал он. Солнца, людей, птиц – ничего этого он сейчас не видел. Казалось, из-за каждого куста к нему тянутся руки с пистолетами. Меня убьют, думал он, но сначала заставят написать записку, что я добровольно ухожу из жизни. Такие сюжеты Коля видел в кино. Что делать?

И тут он вспомнил о Вите Бойкове.

Новый поворот

– Коля, не переживай. Ты не один. У тебя есть друзья, – сказал Витя, выслушав по телефону сбивчивый рассказ товарища о его неприятностях.

– Друзья? Какие?

– Я твой друг. А мои друзья Миша Перьев и Лёня Сорокин – это и твои друзья. Не унывай, главное. Ты сейчас где?

– В парке Пушкина.

– Ага. А где именно?

– На скамейке. Сижу. Рядом с памятником Пушкину.

– Ладно. Разберёмся. Сиди и жди нас. Не уходи. Мы сейчас будем возле тебя.

– А долго ждать?

– Вообще ждать не придётся, буквально раз, и мы рядом.

И правда, Коля, Миша и Лёня примчались на самокатах в парк так быстро, что Коля не успел заново начать думать о смерти.

– Ребята, нам нужно вот что, – сказал Витя, оглядев всех.

У мальчиков были серьёзные и, отметил Витя, отважные лица. У Коли, правда, вроде страх в глазах, но ничего, прорвёмся.

– Нам нужно продумать один интересный сценарий. Но сначала дадим клятву: друг друга не предадим никогда.

– Друг друга не предадим никогда! – повторили хором друзья.

В глазах Коли при этом исчез страх, и это не укрылось от внимания Вити.

– Наш девиз – честь, отвага, мужество. Наш щит – совесть. Наш меч – правда, – сказал Витя.

И друзья хором повторили сказанное их лидером.

– А теперь слушаем план действий, – сказал Витя.

И понизил голос. Мальчики сгрудились вокруг него.

Разборки

После уроков мальчики, как и договорились, вышли вчетвером на крыльцо. В глубине школьного двора, возле мусорных баков, стоял долговязый Петя Цыков из девятого «б». Увидев Колю, он поманил его пальцем.

– Он? – тихо спросил Витя.

– Он, модератор, – ответил Коля.

– Так. Вперёд. Действуем по плану.

Все четверо направились к Пете. Тот вежливо кивнул всем, а потом вдруг развернулся и пошёл по направлению к школьным воротам.

– Петя, подожди, – сказал ему в спину Коля.

– Что? – ответил Петя и остановился.

– Я привёл желающих в группу. Как ты и сказал.

Петя пожал плечами.

– Какую группу? О чём речь? Я ничего не говорил. И ничего не знаю.

Коля растерянно молчал. Петя усмехнулся и собрался снова идти к выходу, но заговорил Витя.

– Петя, мы не подставные. Мы хотим в группу смерти.

– Да что вы говорите. А вы разве не знаете, группы смерти в интернете запрещены?

– Знаем. Но…

– Никаких групп смерти нет. И я не в теме. И я тут не при чём. Вы меня с кем-то перепутали.

Петя насмешливо помахал всем рукой и ушёл.

– Так-так, с ним всё понятно, – задумчиво сказал Витя, глядя вслед модератору.

– Что понятно? – спросил с опаской Коля.

– Фрукт ещё тот, – воскликнул Лёня.

– Ага, не простой, – поддержал Миша.

– Он даст о себе знать. Но не сразу. Думаю, в ближайшее время Петя заляжет на дно, – сказал Витя. – Спешить некуда. Подождём. А когда придёт время, будем действовать по нашему  плану.

Затишье

Как и предполагал Витя, наступило затишье. Звонков от модератора группы смерти на смартфон Коли не поступало. В школе Петя делал вид, что не замечает ни Колю, ни его новых друзей.

Коля использовал время тишины с пользой для себя. Каждый день он ходил на стадион и усердно занимался спортом. Тренер был им доволен.

– А знаешь, я ведь благодаря тебе начал заниматься спортом, – честно признался Коля, когда Витя узнал о его спортивных достижениях.

Это признание далось ему с трудом. Он хотел скрыть от Вити свою историю. Но чем больше он общался с новым товарищем, тем больше восхищался его честностью и смелостью. С таким другом не страшно и в огонь, и в воду. Витя готов был защитить слабого, помочь в беде. Он всегда был рядом в трудную минуту и никогда не трусил. И Коля подтягивался за ним, хотел подражать во всём. И это означало – быть в первую очередь честным и смелым. А значит, пора было объявить войну трусости и лжи. Коля начал так делать. И понял, в первую очередь надо рассказать Вите о себе.

– Витя, ты назвал меня мужественным, помнишь, тот наш разговор. На самом деле, я не такой. Но я захотел стать лучше. Ты помог мне в этом, – сказал Коля.

Он, конечно, здорово покраснел, он стеснялся таких признаний. Но он знал, Витя не из тех, кто станет над ним смеяться. Так оно и оказалось.

Витя пожал руку Коле:

– Всё отлично, я тебя уважаю, брат.

Никогда никто ещё не называл Колю братом.

Коля кивнул. Он понимал, такую дружбу ни на что не променяет.

Привет от модератора

– Привет, Коля, – сказали в трубке.

Коля узнал голос модератора.

– Привет, – ответил он.

– Знаешь, зачем я звоню?

– Нет.

– Помнишь, ты друзей своих привёл?

– Помню.

– Они что, хотели драться со мной?

– Нет.

– А…

Модератор замолчал. Потом сказал:

– А что они хотели?

– Ну, это… Я же ещё тогда всё тебе сказал.

– Разве? А я не услышал. Машины на дороге гудели, было плохо слышно.

Коля растерялся. Ему, если честно, было страшно. Он боялся подвоха. Но он вспомнил наставления Вити, собрался с духом, и сказал:

– Им хотелось тоже быть в твоей группе. Но…

– Что «но»?

– Но ты не стал разговаривать. И на этом всё заглохло.

– А если сейчас им предложить, они не раздумают?

– Думаю, нет.

– Тогда скажи им, я буду ждать их, ну и тебя тоже, завтра.

– Где?

– На том же месте, как тогда. Только не сразу после уроков, а через два часа. Когда людей во дворе станет поменьше.

Сюрприз за дверью

Друзья сидели у Вити дома в его комнате.

– Мальчики, на кухню, обед на столе! – позвала мама.

Уговаривать не пришлось. Вымыв в ванной руки, ребята набросились на еду.

Мама Вити накормила их свежим борщом, пирожками с мясом. В квартире было уютно и вкусно пахло.

Мама Вити – Елена Игоревна, конечно, не знала, какое испытание через час-полтора предстоит сыну и его друзьям. Это была их тайна. Она доверяла сыну и никогда не подозревала его ни в чём нехорошем. Поводов он не давал. И был не способен на плохие поступки. Если бы сейчас она узнала, что мальчики собрались вступить в группу смерти, она посчитала бы это шуткой. И, конечно, была бы недалека от истины. Только шутку эту предстояло осуществить ребятам так, чтобы выйти из этой истории с честью.

– Наша цель, парни, спасти Петю, спасти тех, кто находится под контролем хозяев группы смерти. И сорвать их планы, – шёпотом говорил Витя, пока все кушали горячий борщ с пирожками.

Гудела стиральная машина в ванной, это заговорщикам было на руку. Под такой шумовой завесой удобно обсуждать секретную тему.

Из зала доносились звуки музыки, мама Вити играла на пианино.

– У тебя мама – необыкновенная. Как в старинных фильмах, – сказал Коля.

– Почему? – спросил с улыбкой Витя.

– На пианино играет.

– Так ведь моя мама – учитель музыки. К ней ученица пришла. На дополнительное занятие. И сейчас там урок.

Вдруг Витя насторожился.

– Тс, – сказал он и отложил ложку.

Мальчики замолчали. Коля перестал жевать. А Миша на всякий случай встал и выглянул в окно.

– Кто-то скребётся вроде, – сказал Витя.

– Где? – сказал Миша, разглядывая внутренний двор.

– Слышите? – спросил Витя и указал глазами в сторону прихожей.

Точно. Теперь и другие услышали. В дверь скреблись.

– Неужели воры? Отмычку к замку подбирают? – ахнул Лёня, его глаза расширились.

Лёня и Миша одинаково обожали приключенческие фильмы, а потому фантазия нарисовала в их головах захватывающую историю с преследованием бандита. Лёня представил, как они мчатся сломя голову за преступником, кричат: «Сдавайся!» Преступник пугается, поднимает руки. И мальчики сдают вора прибывшей по вызову полиции.

Витя вышел в прихожую, мальчики следом.

Оказалось, за дверью на коврике сидел симпатичный собачонок. У него были круглые любопытные глаза и добрая морда.

– Это не бродячий, – уверенно сказал Витя.

– Вроде даже породистый, – отметил Коля.

– Обычная дворняга с рыжими пятнами и белой шерстью, – с разочарованием сказали Лёня и Миша. 

Они смотрели с явной досадой на незваного гостя.

Как жаль, это лишь собака, и никаких приключений с попыткой ограбления и победой над преступником, примерно такое настроение угадывалось в их голосах.

Пёсик, вероятно, ждал угощения. Он звонко затявкал.

На шум пришла мама, следом за ней – её ученица, второклассница Оля.

– Кролик, это мой Кролик! – радостно воскликнула Оля.

И пояснила:

– У меня есть собака. Его зовут Кролик. И это он. Но странно, как он нашёл меня?

– Значит, взял след. Собаки на то и собаки, чтобы по следу идти, – уверенно сказал Лёня.

– Он из дома сбежал! – воскликнула Оля с внезапным беспокойством. – Что делать? Бабушка переволнуется! Он её любимец. Когда Кролик в прошлый раз потерялся, бабушка по всему городу его искала.

– Надо позвонить бабушке, – предложил Витя.

Но бабушкин телефон не отвечал. Оля расстроилась.

– Бабушка вечно забывает про телефон. Наверное, разрядился. А бабушка на кухне ужин готовит, и не знает, что телефон отключён. Но вот исчезновение Кролика она точно заметит.

Собачка смотрела на всех, задрав голову.

– Кролик, – позвала девочка.

Она подошла к пёсику и вдруг ойкнула, попятившись.

– Это не Кролик! Похож на Кролика, но это не он.

– Смотрите, за ошейником – записка, – сказала Витина мама.

И правда, из-под чёрного ремешка выглядывала бумажка с текстом.

Витя развернул листик и вслух прочёл написанное от руки:

«Оля. Твой Кролик взят в заложники. Я его похитил, когда он выбежал вслед за твоей бабушкой. Бабушка выносила мусор, а я в это время и похитил твоего пса. Верну при условии: привяжи к ошейнику Крокета кошелёк с деньгами. Чтобы не меньше пяти тысяч рублей. Выведи Крокета на улицу. Он убежит туда, куда надо. Не бойся, не ошибётся. Он дрессированный и умный. А как только я получу через него деньги, то через полчаса под дверью твоей квартиры появится Кролик. Если вздумаешь глупить и заявишь в полицию, то Кролика уже точно никогда не увидишь. Учти. Я слежу за каждым твоим шагом. И знаю всё о тебе. Бойся меня. Жду!!! Джек Острый Глаз и Меткая Рука».  

– Какой глупый розыгрыш, – сказала Елена Игоревна. – Оля, не обращай внимания на проделки плохо воспитанных мальчиков.

– А вдруг это правда? – сказала Оля.

Она была готова заплакать.

– Оля, будь спокойна. Тот, кто это написал, скорее всего, твой сосед, или одноклассник. Он знает твоё имя, и знает имя твоего пса. А значит, ничего опасного в этом человеке нет. Это не серийный убийца и не грабитель супермаркетов. Мы разберёмся с этой проблемой, всё будет в порядке, вот увидишь, – пообещал Витя.

– Конечно, Оля, – поддержала Елена Игоревна. – Поверь. Всё будет в порядке. Тем более это тебе сказал Витя. А он слов на ветер не бросает. Лучше мы с тобой продолжим урок музыки. А мальчики сейчас сами решат, что надо дальше делать.

Вскоре из зала вновь донеслись звуки пианино.

– Что будем делать? – Витя обвёл взглядом лица ребят.

Лёня и Миша с воодушевлением смотрели на Витю. На их лицах было написано счастье. Их мечты о погоне за бандитом вновь обрели силу. И теперь собака под дверью представлялась подарком судьбы.

– Да, вопрос, что делать, важен, но пора идти на встречу с модератором, – сказал Коля.

– Ой, а и правда, – спохватились Лёня и Миша.

– До встречи остаётся целый час. А значит, мы успеем, – сказал Витя.

– Что «успеем»? – хором сказали Лёня и Миша.

– Успеем решить проблему с собачкой.

– А как именно? – радостно сказали Лёня и Миша.

– Надо использовать ловкость и силу, – вставил Коля.

Он надеялся применить те спортивные навыки, какие получил на тренировках.

– Проявить хитрость, смекалку, – сказал Лёня.

– Надо сработать на опережение. Устроить врагу ловушку, – прибавил Миша.

– Но как именно? Вот в чём вопрос! – сказал Лёня.

– Ребята. Предлагаю следующее. Нам придётся разделиться на две группы. Первая группа будет состоять из одного человека. Вторая группа – из трёх. Первая группа – это я. Вторая группа – вы. Я буду приманкой. А вы – группой захвата.

– Ура! – обрадовались Лёня и Миша.

– Но ведь надо сначала найти место, где находится преступник, – сказал Коля.

– Кажется, я догадываюсь, где, – сказал Витя.

– Где? – воскликнули в голос Лёня и Миша.

Им не терпелось начать операцию по захвату бандита.

– Где-то рядом. Просто уверен в этом. Хоть собака, как он пишет, и дрессированная, но он не рискнул бы ожидать собаку и кошелёк на её ошейнике далеко от дома. Иначе, по пути кошелёк мог бы забрать другой человек. А значит…

– А значит, бандит в соседнем подъезде! – сказал Лёня, его глаза горели, а голос дрожал от возбуждения.

– Или за углом дома, – предположил Миша.

– А может, и напротив дома, – сказал Витя.

– Например, на детской площадке, – сказал Коля.

– Вот именно, – согласился Витя. – Сидит там на скамеечке и ведёт наблюдение.

Мальчики бросились к окну.

– Смотрите, вон, возле песочницы, пацан! – шёпотом сказал Коля.

– Точно! Это он, – тоже шёпотом сказали Лёня и Миша.

– А вдруг не он, ведь он должен вернуть Кролика в обмен на деньги, как и обещал. А собаки рядом нет! – засомневался Коля.

– Собаки может и не быть, – ответил Витя. – Скорее всего, Кролика никто не похищал. Ситуация с заложником выдумана.

– Но тогда нет смысла захватывать бандита, если нет заложника и вообще ничего нет, – сказал с сомнением Коля.

– В любом случае, надо точно знать, как обстоит дело, – сказали Лёня и Миша.

– Значит, надо немедленно действовать, – сказал Витя.

Мальчики переглянулись.

Захват преступника

– Кто потерял собаку с кошельком и деньгами? – закричал на весь двор Витя, выйдя из подъезда.

На руках он держал Крокета. Пёс приветливо глядел по сторонам. Ему нравилось быть в центре внимания.

К Вите подошли две девочки, а также женщина с хозяйственной сумкой и пожилой мужчина с тростью. Все поглядывали на кошелёк, привязанный синей атласной ленточкой к ошейнику собаки.

– Какой симпатичный, – похвалили девочки Крокета.

Они стали задавать Вите вопросы про собаку с деньгами. Такая новость случается не каждый день. Из окон уже выглядывали люди. Всем было интересно послушать про гуляющую по городу собаку-миллионера.

На пяти балконах заняли наблюдательную позицию самые дотошные. Они уже включили смартфоны и вели видеозапись.

– Много ли денег? – спрашивали Витю со всех сторон.

– Может, это заминированная собака-террорист? – высказывались и такие версии.

– Так кто потерял собаку с кошельком и деньгами? – снова громко и настойчиво повторил Витя, краем глаза он наблюдал за мальчиком на скамейке возле песочницы.

Мальчику на вид было примерно столько же лет, сколько и Вите. Он поглядывал то и дело в сторону Вити, и, наконец, поднялся и подошёл поближе.

– А сколько в кошельке денег? – сказал он.

Вокруг засмеялись. Этот вопрос успели задать много раз, и это всех веселило.

– Миллион долларов! – сказали из толпы.

Людей собралось вокруг уже человек двадцать.

– Сколько в кошельке денег, я могу сказать, но как владелец докажет, что это его собака? – ответил Витя.

– Допустим, мой пёс. И я знаю, как его зовут. Этого достаточно? – сказал мальчик.

– В кошельке пять тысяч рублей. Так как зовут пса?

– Крокет.

Пёсик затявкал.

– Видите, он отвечает. Он узнал меня, откликнулся на своё имя, – пояснил мальчик.

– А зачем ты привязал к ошейнику кошелёк с деньгами? – спросил Витя.

– Ну… Это тайна. Отпусти Крокета.

Люди, не увидев для себя больше ничего интересного, разошлись.

Мальчики остались наедине.

– Тебя как зовут? – спросил Витя.

– А тебе зачем? Отпусти Крокета, и на этом до свидания.

– Я отпущу Крокета, но сначала давай познакомимся. Меня зовут Витя. А тебя?

– Меня зовут Виталик. Так что? Я жду своего пса.

– Ты ждёшь, Виталик, и правильно делаешь. Я тоже жду.

– Хм. И что же ты ждёшь, Витя?

– А ты не догадываешься?

– Я не ясновидящий. Нет, не догадываюсь.

– Ты не ясновидящий, Виталик. Это точно. Но ты должен знать, чего я жду от тебя.

– Хватит заговаривать мне зубы. А то не поздоровится. Крокет, ко мне!

Крокет весело тявкнул.

– Крокет твой добрый пёсик. И честный. В отличие от тебя.

– Хватит. А то получишь, дождёшься. Ну, быстро, отпусти моего Крокета. Фас, Крокет. Укуси его.

Крокет снова весело тявкнул и лизнул Витину руку.

Витя засмеялся.

– Видишь. Он славный. Он добрый. А ты нет.

– Почему ты так думаешь?

– Потому что добрый человек не шантажирует и не вымогает деньги у маленьких девочек. Теперь ты понял, что я жду от тебя в обмен на Крокета? Я жду, когда ты отдашь Олину собаку, и зовут эту собаку Кролик.

Лицо Виталика словно вытянулось от испуга, он развернулся, чтобы убежать, но сзади уже стояли друзья Вити. Они схватили за руки Виталика.

– Ты арестован, – важно сказал Лёня.

– Мы – группа захвата, – строго добавил Миша.

– Я… Я… – Виталик чуть не плакал. – Я больше не буду! Честное слово! Не сдавайте меня в полицию!

– Ладно. Прощаем, – великодушно сказал Витя. – Больше так не делай.

– Хорошо, не буду, – с некоторым удивлением сказал Виталик.

Ему не верилось, что его вот так сразу отпускают. Он смотрел какое-то время вслед уходящим мальчикам, потом спохватился и закричал:

– Эй! Подождите!

– Что? – обернулся Витя.

Виталик подбежал к нему и торопливо сказал:

– А Кролика почему не забрали?

– Но ты ведь его не похищал, а?

– Не похищал. Угадали. Но я просто не могу поверить в такую… ну, как бы это выразиться… в такую доброту, что ли. Вы вообще откуда, с Луны, что ли?

Мальчики засмеялись.

– Нет, правда, – продолжал говорить Виталик. – Я рад встрече с такими парнями, как вы. И хотел бы как-то вас отблагодарить. И познакомиться поближе.

– Знаешь, нам сейчас некогда. У нас важное дело. Если хочешь, пошли с нами. По дороге расскажем, что у нас за дело. Может, захочешь поучаствовать. Твоё участие окажет нам хорошую поддержку. Нам нужны смелые и честные парни.

– Вы считаете меня честным и смелым? – удивлённо сказал Виталик.

Ему стало не по себе. Он никогда не думал, что его можно охарактеризовать вот такими прекрасными словами. Вокруг все знакомые ему люди считали его гадким мальчишкой. А тут… Виталик в одну секунду вдруг понял, что с этого момента он обязан стать другим. И именно таким, как о нём сказали только что. Смелым и честным.

– Да, Виталик. Ты смелый и честный, – спокойно подтвердил Витя.

Посмотрел в глаза Виталику и сказал с улыбкой:

– Добавляйся в друзья.

Разговор с модератором

– А это ещё кто? – спросил Петя, подозрительно взглянув на Виталика и весёлого пёсика возле его ног. – Вроде его в прошлый раз не было в вашей компании. Ещё один желающий, что ли, в нашу группу?

– Ага, желающий, – сказал Витя.

– Да, – уверенным голосом сказал Виталик.

Благодаря полученной от новых друзей инструкции он теперь знал, что нужно говорить и как себя вести в общении с модератором Петей.

– Ну-ну, – сказал Петя.

Он оглядел мальчиков и сказал:

– В общем, так. Здесь, возле школы, не место вести серьёзные беседы. Пошли в бар.

Мальчики переглянулись.

Петя усмехнулся.

– Что, не были в таких местах никогда?

– Но ходить в бар – это для взрослых, – сказал Витя.

– Вот и покажете себя взрослыми, – сказал Петя.

– Нас туда не пустят, – возразил Витя.

– Не переживай. Пустят. У меня всё схвачено. Пошли, – сказал Петя.

«Золотая рыбка». Так назывался ближайший бар. Петя уверенно открыл дверь в сумрачное помещение. Мальчики, робея, вошли. В зале было пусто. На большом видеоэкране стреляли и бегали друг за другом. Показывали боевик. За стойкой сидел усатый дядя и смотрел кино. Он мельком взглянул на детей, кивнул Пете.

– Новеньких привёл? Молодец. Туда идите, – дядя махнул на дверь за своей спиной.

Петя провёл мальчиков во второй, меньших размеров, такой же сумрачный зал со столиками. Тут тоже показывали кино со стрелялками.

– Наша группа условно называется группа смерти. На самом деле, это не группа самоубийц, как может кто-то подумать, – сказал Петя, когда все уселись за стол, и усатый дядя расставил перед детьми стаканы и бутылки с пивом.

Петя отпил пиво и предложил мальчикам следовать его примеру.

Витя ответил за всех, что предпочитают обычные напитки. Например, лимонад.

Петя хмыкнул, и по смартфону попросил обеспечить их команду лимонадом. Через минуту все пили лимонад и внимательно слушали Петю.

Он говорил о том, что отныне у них начинается новая, полная приключений, жизнь убийц и разбойников.

– Девиз нашей группы: смерть всем, – сказал Петя. – Будем тренироваться в лесу. У нас есть инструктор. Он научит обращаться с оружием. Это первый этап. А что будет дальше, узнаете позже. Сначала надо пройти курс обучения.

Петя замолчал. Оглядел ребят. Показал пальцем на Витю:

– Как я понял, ты у них главный?

И, не дожидаясь ответа, сказал:

– А теперь главным буду я. Но я не самый главный. Я подчиняюсь другому, ещё более главному. Он же инструктор. Вот с ним сейчас и познакомимся.

Петя потыкал пальцем в смартфон, отправил смс. Через минуту к их столику подошёл тот самый усатый дядя.

Он широко улыбался. Смотрел по-доброму.

Мальчики с удивлением смотрели на того, который в их представлении должен казаться злодеем. «Ишь, маскируется», – подумал Лёня и переглянулся с друзьями. Кажется, примерно так же думали и остальные.

– Ну, друзья, меня зовут Сергей Иванович. Я ваш лучший друг, а по совместительству – командир. Начинаем с завтрашнего дня тренировки. Каждый день после уроков будем встречаться там, где вам будет указано. Связь держим через Петю.

Началось…

– Пацаны, дело серьёзнее, чем я думал, – сказал Витя.

Они сидели в парке на скамейке, рядом бегали дети, гуляли голуби. Мир был прекрасен. Но сейчас мальчикам казалось, что всё вокруг обрело какие-то зловещие краски. Ведь если рядом существует группа людей, называющих себя убийцами, то…

– Надо их сдать в полицию! – воскликнул Лёня.

– Правильно, – сказал Коля.

– Да, правильно, – согласился Витя. – И наш первоначальный план это и предусматривал. Но теперь стало понятно – мы вышли на целое гнездо, тут замешаны взрослые. И это не просто так. А значит…

– Что? – спросили мальчики.

– Не стоит спешить. Нужно выведать все их явки и пароли. Узнать, кто у них главный. И когда нас пошлют на дело, тогда и обращаться в спецслужбу за помощью.

Все с этим согласились, и на следующий день приступили к тренировкам в лесу.

Каждый день после уроков Петя вёл их в условленное место. Там, в тишине, в уединении, Сергей Иванович учил бойцов, как обращаться с оружием, как стрелять из автомата.

Так продолжалось три недели. И, наконец, наступил день, когда Сергей Иванович всех пригласил в бар «Золотая рыбка» и объявил о начале операции.

– Вам предстоит испытание. Каждый покажет, на что он способен. Будете расстреливать всех, кого увидите. Это будет происходить прямо в вашей школе. Оружие будет спрятано в раздевалке. Охранник за этим присмотрит. Он – наш человек.

Целый час Сергей Иванович проводил инструктаж, как будет проходить операция, во сколько прийти, какие позиции занять…

– Вы должны разойтись по разным этажам. И одновременно, сразу после звонка на первый урок, начнёте стрельбу. Если кто струсит, то пусть пеняет на себя. Убьём не только труса, но и его родителей. Из-под земли достанем.

Сергей Иванович внимательно осмотрел сидевших перед ним подростков. Затем подмигнул, широко улыбнулся и раздал ребятам по сто долларов.

– Дольше десяти минут не стрелять. Начнётся паника. Охранник заблокирует сигнализацию, тревожные кнопки. Работать будете в масках и перчатках, вот они, разбирайте. Вас никто не узнает. Потом незаметно проникните в туалет, там бросьте оружие, маски с перчатками, и выходите в коридор, затеряетесь в толпе. На этом операция будет закончена.

Продолжение

– Вот теперь пора идти к силовикам, – сказал Витя. – Мы собрали необходимые улики.

Он включил смартфон, мальчики проверили, как прошла запись. Всё получилось так, как надо.

– А вдруг за нами следят? – сказал Миша.

Мальчики огляделись. Во дворе было тихо. Людей не видно. Только две старушки на скамейке возле подъезда. Рядом со скамейкой, где сидели мальчики, разлёгся кот. На соседней скамейке незнакомый мужчина читал газету.

– У меня есть предложение, – сказал Виталик.

Все посмотрели на него.

– Я предлагаю действовать через посредника. Просто так, с улицы, мы можем не попасть в нужный кабинет. А если у нас будет рекомендация, то нас пропустят. Важно не потерять ни одной минуты. Ведь скоро закончится рабочий день. Нужно успеть всё сделать сегодня. Иначе завтра утром, сами понимаете, уже будет поздно.

– Ты прав, – согласился Витя. – Но где нам взять посредника?

– Таким человеком может быть мой папа. Он из ФСБ.

– Отлично! Что же ты до сих пор молчал, как партизан, что у тебя такой крутой отец? Звони тогда ему.

– А и звонить не надо. Вот он, – Виталик поднялся и направился к мужчине с газетой на соседней скамейке. – Знакомьтесь. Мой папа. Павел Игнатьевич. И он уже в курсе всего происходящего.

– Здравствуйте, ребята, – сказал Павел Игнатьевич. – Вы проделали отличную работу. Скоро будет проведена операция по обезвреживанию преступников.

– Здорово! Ура! – мальчики обрадовались.

Вдруг они увидели, что во двор вошёл Петя. Он шёл к ним. Павел Игнатьевич вернулся на скамейку и сделал вид, что читает газету.

– Пацаны, я без предупреждения, не хотел звонить, ибо на моём смартфоне шеф, кажется,  установил прослушку, – Петя был заметно взволнован. – Я пришёл, чтобы сказать… Я не могу в этом участвовать. Я уже давно собирался уйти от Сергея Ивановича. Но он угрожал меня убить. А теперь… Нет, я не могу. Поэтому завтра меня не будет там. А вы сами решайте, как быть. На вашем месте я бы не стал этого делать.

Мальчики хотели поддержать Петю и рассказать ему, что и сами не желают ввязываться в эту историю, но Витя дал знак рукой всем молчать.

– Петя, мы тебя поняли. Мы тебя не осуждаем. Поступай так, как считаешь нужным. На этом всё. До свидания, – вежливо сказал Витя.

Петя глубоко вздохнул. Потом махнул рукой.

– Ладно. Я пошёл. С меня хватит. Будь, что будет. 

Когда он скрылся, Витя сказал ребятам:

– Нельзя было ничего ему рассказывать. Не исключено, это провокация и его прислал Сергей Иванович.

– Точно! Проверка на вшивость! – воскликнул Миша.

– Ага, – сказал Лёня. – И такое может быть. Хотят узнать, не изменились ли наши планы. И подослали Петю.

– Скоро узнаем, правду говорил Петя или притворялся, – сказал Витя.

Но уже на следующий день стало понятно, Петя говорил правду.

Неожиданный звонок

В пять часов утра Витю разбудил звонок.

Говорил мужчина. Он сказал, что возле подъезда Витю ждут. Нужно срочно выйти из дома.

– А кто вы? – спросил Витя.

– Я от Павла Игнатьевича, папы Виталика, – загадочно ответил мужчина.

Витя выглянул из спальни, прислушался. Тихо. Мама и папа спят. Он быстро оделся, на цыпочках проскользнул на лестничную площадку, дверь удалось закрыть без шума.

На улице к Вите подошли трое молодых мужчин в штатском.

– Витя. Здравствуй. Мы от Павла Игнатьевича. Вот наши удостоверения.

Витя взглянул на протянутые документы. ФСБ. Мальчик серьёзно ответил:

– Готов к выполнению заданий.

– Отлично, – так же серьёзно ответил самый старший из мужчин, на вид ему можно было дать примерно столько лет, как Витиному папе. – Меня зовут Аркадий Сергеевич. Или просто дядя Аркадий.

– А можно по званию?

– Тогда – товарищ капитан. Фамилия – Скабеев. Мои напарники – лейтенант Андреев Олег Леонидович и лейтенант Шубин Александр Евгеньевич.

– Так точно, товарищ капитан.

– Витя. Звони друзьям, скажи, чтобы через пять минут были здесь.

Мальчики не заставили себя ждать. Ровно через пять минут все были на месте.

– Итак, бойцы, вам сейчас предстоит ответственное задание. Придёте в школу, как и было условлено, за час до начала уроков, будете действовать согласно той инструкции, которую получили от хозяина «Золотой рыбки».

– Сергея Ивановича? – переспросил Лёня.

– Сергея Ивановича, – подтвердил капитан. – Но, разумеется, никого убивать вам не придётся. В раздевалке охранник покажет вам рюкзаки, там оружие.

– А охранника арестуют? – спросил Миша.

– Скажу по большому секрету, но это государственная тайна. Его арестовывать не надо. Он наш агент.

– Как агент? Выходит, вы и без нас уже знали про группу убийц из «Золотой рыбки»? И про Сергея Ивановича знали?

– Знали, – ответил капитан Скабеев. – На то мы и спецслужба, чтобы всё знать. Но без вас нам дольше пришлось бы распутывать этот узел. Поэтому ваш вклад в дело по борьбе с бандитами неоценим.

– Правда? – спросил Коля.

– Чистая правда.

– Честное слово? – спросил Виталик.

– Честное капитанское слово. А теперь – внимание. Автоматы не будут заряжены. Так вам спокойнее. Но не исключено, у Сергея Ивановича есть подсадные утки. И вот здесь от вас требуется исключительное внимание. Вам надо проследить, нет ли в школе других ребят, кто или следит за вами, или ведёт себя подозрительно.

– А вы что будете делать?

– А мы будем на подхвате. Ведь самое главное – это то, что будет происходить снаружи здания. Пока вы будете якобы стрелять, в школьном дворе могут начаться иные действия.

– А можно вопрос? – спросил Витя.

– Можно.

– А как стрелять, если…

– Вы будете ходить по коридорам и просто держать автоматы перед собой. В это время будет включена громкая радиозапись, имитация автоматной стрельбы. Со стороны будет впечатление, что вы стреляете.

– Но ведь дети испугаются!

– С учителями проведен инструктаж. Все будут думать, что идут учения. И по зданию школы пройдут организованные пробежки целыми классами. Дети инсценируют побег от преступников.

– Вот это да! – Лёня и Миша пришли в восхищение. – Круто придумано!

– Да, кстати. Там ваш модератор Петя задействован. Он побывал у нас вчера. Пришёл с повинной. Поэтому сегодня он вам поможет в инсценировке.

– Здорово! – мальчики порадовались за Петю.

Ответственная операция

В здании школы было тихо и пустынно. До начала занятий целый час. На входе мальчиков встретил охранник. Кивнул, как старым знакомым, провёл в раздевалку. Указал на рюкзаки, и ушёл.

Мальчики, согласно сценарию Сергея Ивановича, спрятались в подсобном помещении со швабрами и вёдрами, приготовили автоматы.

За дверью слышны были шаги, голоса. Школа заполнялась детьми.

– Хоть это и спектакль, а всё равно страшновато, – признался Коля.

– Мне тоже не по себе, – сказал Виталик. – Вдруг этот Сергей Иванович узнал про нас, и пришлёт ещё новых убийц?

– Нет, бояться не надо, – твёрдо сказал Витя. – Во-первых, надо вспомнить девиз нашего братства. Три-четыре, хором!

Мальчики вполголоса сказали:

– Наш девиз – честь, отвага, мужество. Наш щит – совесть. Наш меч – правда.

– И это главное, – сказал Витя. – А во-вторых, мы под защитой капитана Скабеева. Школа окружена его людьми. И опасаться тут совершенно нечего.

Зазвенел звонок. В школе наступила тишина. Начались занятия.

Мальчики надели чёрные маски и перчатки.

– Вперёд! – сказал Витя.

С автоматами в руках они вышли из подсобки и пошли по этажам школы. Тут из динамиков раздались автоматные очереди. Мальчики вытянули перед собой автоматы, имитируя стрельбу. Распахнулись двери классов. По коридорам побежали смеющиеся дети.

– Привет, партизаны! – весело кричали школьники, пробегая мимо Вити и его друзей.

Тут в окно они увидели, как в школьном дворе бегут люди в чёрных масках с канистрами.

– Смотрите, пацаны, ведь это поджигатели, – сказал Витя.

– Точно. Это их Сергей Иванович, наверное, прислал. Хотят школу поджечь.

Вдруг из разных концов двора через забор выпрыгнули вооружённые люди в камуфляже, и через минуту «поджигатели» лежали на земле вниз лицом.

– Пацаны! Поздравляю, всё закончилось! – услышали ребята знакомый голос.

По коридору бежал со счастливым лицом Петя.

– Мы свободны, конец рабству. Сергея Ивановича задержали, – кричал он, размахивая от возбуждения руками.

– Ура! – закричали ребята. – Правда восторжествовала!

Старушка

– А теперь вот что, перед нами стоит серьёзная задача, – сказал Витя спустя неделю после завершения операции по обезвреживанию преступников из «Золотой рыбки».

– Витя, мы готовы к новым задачам, особенно, если они связаны с таким сопровождением, как горячие пирожки! – сказал Виталик.

Витя взглянул на товарища.

– Ты голоден? Дома не успел пообедать?

Виталик замялся.

– Ну, чего, говори, как есть.

– Та дома у нас… В общем, нет сегодня обеда. Мама заболела. Папа поехал с ней в больницу.

– С этого надо было и начинать. Держи, – Витя вынул из рюкзака свёрток. – Это бабушка мне на дорогу сегодня сунула. Я на перемене с пацанами покушал, но там ещё осталось. Лопай на здоровье.

– О! Мои любимые, пирожки с картошкой и жареным луком! – обрадовался Виталик, уминая пирожки. – А я ещё люблю вареники с картошкой, ням.

Мальчики засмеялись.

– Вам хорошо, вы в одном классе. Можете поддержать друг друга. А я далеко от вас. На перемене из моей школы в вашу школу не успею добежать.

Мальчики по своему обычаю сидели в парке на скамейке. Мимо медленно шла старушка, она тяжело опиралась на палку, в другой руке держала заметно тяжёлую сумку с продуктами.

Витя вдруг вскочил, махнул ребятам рукой, приглашая за собой, подошёл к старушке.

– Давайте мы поможем вам сумку отнести домой, – сказал он.

Старушка была одета не по сезону в длинную тёплую и, видно, очень старую, потёртую шубу, из-под вязаной шапки выбились седые волосы. На ногах её были грязные стоптанные полусапожки. Она близоруко посмотрела выцветшими глазами на детей и так, будто сама была ребёнком, согласно, по-детски покорно, протянула сумку.

– Тут близко. Вон мой дом.

По дороге она рассказала новым друзьям, что ей девяносто два года, у неё никого из близких давно нет, а сейчас она идёт из магазина. К ней приходит соцработник два раза в неделю, но сегодня соцработник не смогла прийти.

– Чего-то там она объясняла по телефону, да я глухая, плохо разобрала. Ну, да ладно. И то хорошо, в другие дни же она ходит ко мне, – сказала старушка. И добавила:

– Меня зовут Алевтина Егоровна. Фамилия Зыбкина. Работала я когда-то швеёй. До сих пор швейные машинки снятся. А вообще я мечтала лётчицей стать. Но так моя мечта и не сбылась.

Алевтина Егоровна была рада, что нашлись благодарные слушатели её воспоминаний. И когда они подошли к двери её квартиры, она стала просить зайти к ней на чай.

Мальчики не хотели огорчать старушку отказом.

Но прежде чем напиться чая, они решили помочь Алевтине Егоровне по дому. Ведь на кухонном столе стояли немытые тарелки с чашками, на полу мусор, в углах паутина. Витя сказал:

– Ребята, вспомним наш девиз.

– Наш девиз – честь, отвага, мужество, – с готовностью сказали Лёня и Миша.

– Наш щит – совесть, – продолжили Коля и Петя.

– Наш меч – правда, – закончил Виталик.

– Итак. Если наш щит – совесть, то мы не можем остаться равнодушными к тем, кому некому помочь, – сказал Витя. – А потому закатываем рукава и делаем уборку.

Алевтина Егоровна сидела на кухне и с удовольствием рассказывала о своей жизни, пока мальчики наводили в её квартире порядок.

Вскоре полы засияли чистотой, паутина исчезла, а посуда засверкала. И даже стоптанные старушечьи полусапожки в прихожей освободились от грязи. Теперь вспомнили и о чае. Вода вскипела.

– Алевтина Егоровна, а давайте мы вас на буксир возьмём, – предложил Витя.

– Это как?

 – Будем с вами связь держать. И помогать вам, когда потребуется, – ответил старушке Витя.

– Это хорошо. Я буду рада. Да вы пейте чай, сколько хотите. Не стесняйтесь. И конфетки кушайте, я люблю «Коровку», всегда её беру, но только чтоб свежая была, мягкая, её без зубов можно кушать, языком растирать во рту, да и печенье тоже мягкое, свежее, – угощала Алевтина Егоровна.

После дружного застолья мальчики стали прощаться.

Витя записал в свой электронный блокнот домашний телефон Алевтины Егоровны.

Новые задачи

– Витя, ты начал говорить о новых задачах, – напомнил Коля, когда друзья вернулись в парк на свою скамейку.

– Да, именно так. И, кстати, история с Алевтиной Егоровной как нельзя кстати стала иллюстрацией к этим задачам.

– Как это понять? – с удивлением спросил Виталик.

– Ты, Виталик, лучше не перебивай, когда атаман речь держит, – назидательно, с важным видом, сказал Лёня.

– Вот именно. Надо иметь терпение и не выскакивать раньше времени, – поддержал друга Миша с не менее важным видом.

Лёня и Миша славились тем, что любили поучать. Витя знал за ними эту слабость, и нередко подшучивал. Вот и сейчас, он засмеялся, глядя на важные лица мальчиков:

– Ой, пацаны, вам бы в администрацию президента. Точно, в вахтёры бы взяли.

Но Лёня и Миша не отличались обидчивостью, скорее их можно было назвать добродушными, поэтому на шутки не обижались. Они тоже засмеялись. И напыщенность с них тут же слетела. Смеялись и Коля с Виталиком.

– Так вот, – уже с серьёзным видом продолжил Витя. – Как вы знаете, скоро закроют школы.

– Это из-за коронавируса, что ли? Вот и отлично, отдохнём, – сказал Петя.

– Нет, Петя. Не отдохнём. А будем продолжать учиться, – назидательно сказал Лёня.

На этот раз Витя не стал подсмеиваться над Лёней за его напыщенный тон, а, наоборот, поддержал:

– Я именно это и хотел сказать. Будем учиться, потому что надо жить по-честному. Если скажут – переходим на дистанционку, то так тому и быть. Но это не означает, что бить в баклуши.

И Витя строго взглянул на Петю.

Тот хотел было возмутиться, но под взглядом младшего товарища осёкся. Петя осознавал, что Витя хоть и младше его, но вот по характеру сильнее. И вызывает уважение. С таким другом нигде не пропадёшь. Петя старался не перечить Вите. Понимал, что в итоге тот будет прав, ведь в любом деле выигрывает тот, кто честен и справедлив. К пониманию такого отношения к жизни Петя пришёл именно под влиянием Вити, поэтому хоть порою и пытался по старинке вспомнить прежнее разгильдяйство, но рядом с Витей отказывался от авантюр.

– Витя, ты думаешь, это и правда случится? – спросил Коля.

– Что именно?

– Удалёнка.

– Скорее всего, да.

– Но ведь мы не будем целый день сидеть у экрана, правда же? – с надеждой сказали Лёня и Миша.

– Конечно, нет. И тут я хочу сказать главное. Предлагаю организовать Дружину Помощи тем, кто сидит дома и не может выйти. В первую очередь, это касается стариков. Им этот коронавирус особенно опасен. Вон, сколько в других странах уже выкосило тех, кому за шестьдесят. И именно им наиболее опасно выходить из дома. Возьмите пример Алевтины Егоровны.  Таким людям, конечно, будет требоваться помощь. Итак, согласны?

– Согласны! – ответили ребята.

Удалёнка

– Витя, пошли гулять, – сказал Лёня.

– Ты что, ещё уроки идут.

– Но ведь такая погода хорошая.

– Нет, Лёня. Нельзя. Удалёнка не для того, чтобы обманом заниматься. Вспомни, как ты поучал не так давно других, а сам теперь что, в кусты?

Лёня вздохнул.

– Ладно. Отбой. Будем учиться. Но тогда позвони мне, когда закончишь.

– Позвонить могу. Но дай честное слово, что всё это время ты продолжишь сидеть в компьютере и делать уроки.

– Даю.

– Что даёшь?

– Ну, это. Слово, в общем.

– Какое?

– Ну, это. Хорошее.

– Лёня, давай по-взрослому.

– Эх. Витя. С тобой прям скучно. Ладно. Даю честное слово.

– И что дальше? Продолжай.

– Честное слово, что буду заниматься уроками ближайшие два часа. Как того требует школьный устав и тэдэ и тэпэ.

– Хорошо.

Витя отключил связь, и снова углубился в уроки.

Но скоро он услышал знакомые голоса во дворе. Он прислушался. Точно, это Лёня.

Он выглянул в окно. Во дворе одноклассники играли в футбол. Среди них были Лёня с Мишей.

Витя покачал головой.

– Придётся идти на разговор, – сказал он вслух.

Он накинул куртку, быстро надел кроссовки, и сбежал, прыгая через ступеньку, вниз по лестнице. На улице была отличная погода. Тихо. Свежий воздух. Яркое солнце.

Витя подошёл ближе к играющим, и остановился. Лёня и Миша тут же прекратили игру и подошли с виноватыми лицами к Вите. Подошли и другие.

– Вить, присоединяйся, в футбол поиграем, – сказал Женя Зайцев.

У Жени любимое занятие – футбол. Он и в другое время с уроков сбегал, чтобы мяч погонять. А тут, понимаешь ли, удалёнка, счастливое время началось, так считал Женя.

Но Витя был другого мнения.

– Ребята, а можно с вами по-мужски поговорить? – сказал он.

– Давай, не против, но побыстрее, если можно, – сказал Игорь Пышкин, он поставил ногу на мяч и проявлял нетерпение, торопясь возобновить игру.

– Может, вы не знаете, что в мире сейчас каждый день заражаются люди. И подобное не избежало и нашу страну.

– Та у нас не так и много этого, – сказал Сеня Сивачов.

– Не много, – согласился Витя. – Но пока, к сожалению, становится с каждым днём больше. Эпидемия набирает размах. И эта зараза смертельно опасная.

– Вить, ну к чему всё это? Давай лучше в футбол, – сказал Женя Зайцев.

– Понимаешь, Женя. Если говорить правду, то в мире началась война. И эта война с невидимкой. То есть с вирусом-убийцей. А в условиях войны и условия жизни иные. В том числе и мы, те, кто пока ещё не взрослые, должны жить так, будто мы взрослые. Кто, как не мы, должны быть на передовой? Разве вы не знаете, что погибают уже не только старики, но и люди не старые, и даже такие, кто как наши родители, в таком примерно возрасте. А что будет, если все умрут, и только дети останутся на всей планете? Тогда именно мы за всё будем отвечать. И за всё нести ответ.

– Всё это фантастика, мне кажется, – сказал Лёня.

Ему тоже хотелось играть в футбол. Но при этом он чувствовал себя виноватым, что нарушил данное Вите слово. И поэтому старался не глядеть Вите в глаза.

Витя не стал попрекать Лёню. А только внимательно взглянул на товарища. Тот уловил этот взгляд, и сильно покраснел.

– Вить, ладно, я всё понял, – только и сказал он.

– Витя, а что ты предлагаешь? – спросил Сеня Сивачов.

– Я предлагаю то, чтобы нам стать серьёзнее. И начать ценить в себе самих и в других людях то, что называется честь и совесть. Но при этом и стать взрослее. Поймите, пацаны, сегодня каждый час на вес золота. И поэтому надо помимо учёбы отводить в течение дня время на то, чтобы достойно участвовать в этой войне с вирусом.

– А как это ты себе представляешь? – спросил Игорь Пышкин.

– Лёня и Миша уже знают. Расскажу для остальных. Мы договорились о создании Дружины Помощи. Будем помогать тем, кто не может выйти из дома. Покупать и приносить продукты. Но не только это. Как вы знаете, в аптеках нет медицинских масок. Давайте научимся их шить сами. В интернете полно инструкций. У нашей знакомой старушки Алевтины Егоровны, её знают Лёня и Миша, мы с ней недавно познакомились, дома есть две швейные машинки. Да и у многих из наших мам эти машинки есть. Вот и превратим наши квартиры в домашние швейные фабрики.

– Что, бизнес? – сказал Игорь Пышкин.

– Нет, конечно, – ответил Витя. – Это называется иначе. Благотворительность.

– То есть бесплатно раздавать маски людям, да? – сказал Сеня Сивачов.

– Да.

– Но где брать деньги на то, чтобы закупить материал на маски? – сказал Миша.

– Я пока не знаю, – сказал Витя. – Но идея одна имеется. Надо через соцсети рассказать всем о нашем решении. И если нас поддержат, то пусть присоединяются. С миру по нитке. Наверняка, у всех в квартирах есть и марля, и нитки, и салфетки там всякие. Вот пусть все сидят и шьют. А там видно будет.

– Идея сама по себе заслуживает одобрения, – сказал Женя Зайцев. – А теперь – футбол?

– Нет, Женя. Теперь по домам, надо закончить делать уроки в дистационном режиме. Каждый час теперь на вес золота. И сразу после уроков все ко мне, обговорим план действий.

Недоверие и помощь

– Алевтина Егоровна, спасибо, вы нам помогли очень-преочень! – сказал Витя.

– Для меня это настоящая радость. Я обрела смысл жизни, будто в молодость вернулась, – призналась старушка.

– Благодаря вам мы стали швеями, – сказала Оля Волкова.

И девочка не преувеличивала. Алевтина Егоровна действительно помогла Вите и его друзьям в нелёгком деле пошива медицинских масок.

Работа закипела. Родители выискивали из домашних запасов марлю, вату, салфетки, а кто мог, тот покупал. Родители Оли Волковой, Марины Рыбкиной, Жени Зайцева и вообще отдали на общее дело те немалые запасы марли, ваты, салфеток, которые были сделаны дома для личных нужд.

– Мама сказала, что хватит сидеть на сундуках, когда другим не хватает, – призналась Оля Волкова.

– А мой папа заявил, когда узнал о нашей Дружине Помощи, что ему совестно, и он снял со счёта деньги и купил для нас ну просто целую тонну марли, где-то через свои связи, – сообщил Алёша Зыкин.

Ребята прошли по ближайшим домам, чтобы выяснить, кто из пожилых людей нуждается в помощи.

Но в первой же квартире их ждал неприятный разговор.

– А может, вы жулики, почему я должна вам верить, – сказал за дверью голос. – Идите своей дорогой. Дверь никому не открою.

Не стали с ними разговаривать и во второй квартире. Так они обошли весь дом, и нигде никто не пожелал принять от них предложение о помощи.

Они вышли на улицу и сокрушённо взглянули друг на друга.

– Ничего. Прорвёмся, – сказал Коля.

– Конечно, – согласился Витя.

– Эй, мальчики, это вы мне в дверь звонили? – послышался голос.

Это говорила женщина с балкона на третьем этаже.

Выглядывали люди и с других балконов.

– Да, это мы вам звонили, – сказал Витя.

Женщина с интересом разглядывала детей.

– Вы что, правда, можете в магазин сходить и принести еды?

– Да. Мы Дружина Помощи. Помогаем людям. Кто не может выйти из дома.

– Я как раз не могу. Потому что боюсь коронавирусом заразиться. Я сначала не хотела с вами говорить. Но вот сейчас гляжу и думаю, вы вроде мальчики нормальные. Воспитанные. Не должны обмануть.

– Если вы боитесь, что мы вас обманем, то просто скажите, что купить. Мы купим, а деньги вы нам потом отдадите, – сказал Витя.

– А если я дверь боюсь открыть? Вдруг вы заразные?

– Дверь можно не открывать. Скажите, что надо купить. Или бросьте записку с балкона. А ещё, смотрите, – Витя вынул из рюкзака скрученную бельевую верёвку, которую ему дала для таких целей мама. – Эту верёвку мы положим под вашу дверь. Если вы боитесь заразиться через верёвку, то наденьте резиновые перчатки. Когда мы вернёмся, мы крикнем вам. Вас как зовут?

– Тётя Клава, – оторопело сказала женщина.

– Вот, мы крикнем «тётя Клава». Вы услышите, и спустите с балкона эту верёвку. К ней мы привяжем пакет с продуктами для вас и чек. А вы затем в этот же пакет, когда продукты вынете, положите деньги.

– А откуда у вас самих деньги? – подозрительно сказала тётя Клава.

– Нам дали родители, специально для вот такого мероприятия, как сегодня.

– Ишь, – тётя Клава растерянно оглядела мальчиков.

Подумала. Затем сказала решительно:

– Хорошо. Была не была. Купите мне буханку серого хлеба, бутылку кефира, ну и яблок. Крупы у меня много, заранее запаслась.

Коля сбегал и положил под дверь тёти Клавы верёвку, и ребята отправились в магазин.

Через полчаса они благополучно вернулись с необходимыми покупками.

Тётя Клава выглядывала с балкона. Увидев детвору, она явно обрадовалась, сбросила верёвку, и уже через пару минут вернула в пустом пакете деньги.

– Спасибо!

Она помахала им рукой.

– Придёте ещё?

– Придём. А когда вам надо?

– Давайте послезавтра в это же время.

– Давайте.

Когда ребята собрались уходить, тётя Клава крикнула:

– Эй, подождите. Верёвку-то забыла вам вернуть.

Она собралась было бросить вниз верёвку, но с соседнего балкона закричали:

– Мне тоже верёвка нужна! И продукты! Клава, я к тебе зайду, отдай мне верёвку на прокат. Мальчики, поможете мне тоже?

Тут и на других балконах всё пришло в движение. Выяснилось, что уже в пяти квартирах пожилые люди сидят, как они сказали, на мели, потому что не решаются выйти из дома. А всё из-за коронавируса.

В течение часа Витя с друзьями помогли всем, кто нуждался в помощи.

– А может, вы нам и масок медицинских найдёте? – вдруг сказала им молодая женщина, она выгуливала во дворе собаку.

– Я могу сама в магазин ходить, но у меня маски нет. А вы, я вижу, мальчики смекалистые, всюду бываете. Наверное, и по городу можете по аптекам побегать, маски поискать.

– В городских аптеках масок нет, – сказал Лёня.

– А ты откуда знаешь? – недоверчиво сказал женщина. – А вдруг где-то на окраине города есть?

– Точно, нет, – вступил в разговор Миша.

Он старался держаться солидно, говорил уверенным голосом. Ему очень хотелось быть похожим на взрослого человека.

– Мальчики, лучше признайтесь, что вам неохота никуда идти и искать. А тогда и нечего голову морочить. Тоже мне, волонтёры, – сказала сердито женщина и дёрнула поводок. – Бобик, уходим, это фальшивые пионеры.

– Вовсе мы не фальшивые, – обиделся Миша.

Но тут же спохватился, что обижаться – это не по-взрослому, поэтому исправился и обиженный тон сменил вновь на важный и солидный:

– Мы – самые настоящие, лучшие в мире, серьёзные и честные, бойцы из Дружины Помощи.

– Ой-ой, прям уж, – усмехнулась женщина.

И снова сказала своей собаке:

– Бобик¸ уходим, они точно фальшивые.

Миша возмутился и сказал сердито:

– А почему вы считаете нас «фальшивыми»? Ведь я уже сказал, что мы честные и настоящие.

– Именно потому я вам не верю, что ты так сказал.

– Почему?

– Потому что ты хвастаешься. А настоящие и честные – эти люди иначе себя ведут. Не выставляют себя напоказ. Не говорят о себе, что они лучше всех. Вот так. Всё. Бобик, уходим.

 Витя, который до этого старался не мешать разговору, понял, что пора разрешить недоразумение:

– Масок в самом деле нигде нет. Эту информацию мы проверили через поисковую систему в интернете. Но если вам нужны маски, мы можем вам помочь.

– Ого, как интересно, – к мальчикам подошёл мужчина в большой кожаной кепке и кожаной куртке, он тоже неподалёку выгуливал собачку и прислушивался к разговору.

Женщина с Бобиком, собравшаяся было уйти, вернулась, услышав про возможность получения масок.

– И почём вы продаёте упаковку масок? – спросила она.

– Я первый, – сказал мужчина в большой кожаной кепке и кожаной куртке.

– Как это – «первый». Вы были вообще на другой половине двора, когда я стала с мальчишками говорить про маски.

– Но вы потом разговор свернули и ушли. А я подошёл. Поэтому я первый.

– Не надо ссориться, – миролюбиво сказал Витя. – Тем более маски мы раздаём бесплатно.

– О, гуманитарка, – обрадовался мужчина в большой кожаной кепке и кожаной куртке. – Наверное, с подпольных китайских складов.

– Нет, не подпольных и не со складов, – сказал Миша.

Он очень сердился на то, что их принимают за спекулянтов. Его успокаивало только то, что Витя продолжал хранить сдержанность и проявлял доброжелательность.

Витя улыбнулся и сказал:

– Эти маски самодельные.

– Понятно. Подпольный швейный цех, – сказала женщина с Бобиком.

– Нет. Эти маски мы шьём у себя дома сами. А потом раздаём людям.

– Рассказывай сказки, – сказал мужчина в большой кожаной кепке.

– Какая разница, откуда ваши маски, в конце концов. Главное, что платить не надо, – сказала женщина с Бобиком. – Когда вы можете нам дать ваши маски? И сколько штук?

– Прямо сейчас.

Витя кивнул Мише. Тот открыл рюкзак и достал пакет с самодельными масками.

– Берите. По три штуки на одного человека.

– Маловато, но берём, – сказала женщина и отсчитала себе три маски.

Так же поступил и мужчина.

Те, кто наблюдал с балконов, начали махать руками и кричать:

– Не уходите, нашим родственникам тоже маски нужны.

Через минуту двор заполнился людьми. И все маски, какие были в рюкзаках у детей, были розданы.

Лев Александрович

Через два дня, когда мальчики пришли к тёте Клаве, чтобы, как и обещали, купить ей продуктов, во дворе их ждал тот самый мужчина в большой кожаной кепке и кожаной куртке.

Он смотрел издали, как Витя с друзьями говорят с тётей Клавой, как передают по верёвке продукты, а когда освободились, подошёл и сказал:

– У меня к вам разговор. Но сначала надо познакомиться. Меня зовут Лев Александрович. Я всю жизнь мечтал быть волонтёром. Можно, я буду с вами? Ну. Как бы дружить. Тоже в этой вашей Дружине волонтёров.

– А вы ведь взрослый. А взрослым нужно сидеть дома на удалёнке, иначе заболеть можете заразой, – сказал Миша.

Миша с самого начала испытывал к мужчине в кепке недоверие. Как-то много он говорил такого, что настораживало, считал Миша.

– Тебя, мальчик, не спрашивают, – строго сказал Лев Александрович. – Я сейчас с вашим начальником говорю. Ведь он у вас за главного?

Лев Александрович кивнул на Витю.

И, не дождавшись ответа, продолжил:

– Так вот. Если говорить об удалёнке, то и вы, школьники, должны её соблюдать и быть дома. А вы шастаете по городу. Нарушаете режим самоизоляции. К тому же, дети тоже могут заразиться коронавирусом. И вообще, дети – главные переносчики заразы.

– У нас уважительная причина, – сказал Лёня. – Это во-первых. Во-вторых, дети практически не болеют. А если и болеют, то просто как лёгкой формой гриппа. А в-третьих, мы не переносчики. Мы ходим в масках, в перчатках, моем руки с мылом, и соблюдаем дистанцию в два метра. Вот вы сейчас слишком близко подошли. А надо разговаривать на расстоянии. Мы даже между собою, как видите, стоим на расстоянии друг от друга. Соблюдаем инструкцию.

У Лёни мужчина в кепке тоже, как и у Миши, не вызывал тёплых чувств.

Витя привык сдерживать горячность своих друзей, поэтому, как обычно в подобных ситуациях, проявил дружелюбие и сказал примирительным тоном:

– Лев Александрович. Вы правы. Режим самоизоляции нужно соблюдать. Но как быть тем, у кого нет близких, и нет возможности пойти в магазин? Вот мы им помогаем. Когда нас останавливает на улице полицейский патруль, мы объясняем, в чём дело. И нас пропускают. Нам даже пропуск выписали. Смотрите.

– Н-да, интересно, – Лев Александрович с одобрением посмотрел на документ. – Мне бы такой…

– Но это ведь не для развлечения. Нас приравняли к людям, которые совершают такую работу, без которой нельзя обойтись, – пояснил Витя.

– Какие вы молодцы, – сказал Лев Александрович вдруг таким елейным голосом, что показалось, он стал в одну минуту другим человеком. – Вот я и хочу дружить с вами. И меня тоже возьмите в вашу Дружину. Чтобы везде пропускали.

– А что вы хотите делать?

– Я буду распространять ваши маски. У вас их сейчас сколько?

Масок с собой у мальчиков было три полных рюкзака. И с каждым днём новых масок шили всё больше. Потому что подключилась к этому буквально вся школа. Такой энтузиазм вызвали разосланные в социальной сети сообщения Вити о Дружине Помощи.

Увидев набитые медицинскими масками рюкзаки, Лев Александрович расплылся в улыбке и сказал ещё более елейным голосом:

– Ребятушки. Вам тяжело такой груз носить, да ещё надо ходить, распространять. А я мужик взрослый, сил побольше, я готов трудиться на благо нашей Родины и быть лучшим в мире пионером. Давайте, я стану вам помогать и буду вашим главным распространителем. Вам остаётся только приносить мне маски, а я буду их раздавать. А вы за это время сможете ещё большему количеству старушек закупить продуктов.

– Хорошо. Берите, – сказал Витя и показал на рюкзаки. – Распространяйте. Вам есть, куда переложить маски?

Лёня, Миша, Коля, Виталик и Петя хотели возмутиться такой, как им показалось, беспечностью Вити, но они ему доверяли, и поняли, это не спроста. И решили не вмешиваться.

Лев Александрович засуетился:

– Я найду, куда маски деть, найду. Не беспокойтесь. Одну минуту подождите, я домой сбегаю за сумкой.

Когда Лев Александрович ушёл, Витя объяснил друзьям:

– Надо дать человеку шанс показать свою честность. Доверие – это важно. Если он хочет обмануть, то мы об этом очень быстро узнаем.

– А как узнаем? – спросил Лёня.

– Очень просто. Скоро сами увидите.

Когда Лев Александрович вернулся, мальчики помогли переложить ему в сумку все маски.

– А когда вы новую партию принесёте? – спросил Лев Александрович.

– Давайте завтра. Мы придём помогать с покупками продуктов жителям вашего дома, в это же примерно время, и принесём маски, – сказал Витя.

– Я понял, какой будет сценарий, – сказал Миша, когда мальчики пришли в парк и сели на свою скамейку, где обычно у них проходили совещания.

В этом парке была детская площадка, и всегда много людей. Но теперь режим самоизоляции давал о себе знать. Тишина и пустота. Безлюдность.

– Прямо как на Марсе, –  сказал Коля.

– А какой, ты думаешь, будет сценарий? – спросил у Миши Лёня.

– Мы будем следить за Львом Александровичем, и если что, сумеем его разоблачить.

– Точно, – поддержал Лёня. – Наверняка, он эти маски себе захапает.

– Нет, следить не будем. Это нехорошо.

– А как тогда мы узнаем, честный этот Лев Александрович или не честный?

– Всё тайное становится явным, – ответил Витя.

– А почему ты в этом уверен? А вдруг ты ошибаешься? И тайное не станет явным? – спросил Коля.

– Хорошо, я объясню. Мне папа говорит так: у каждого человека есть совесть, и когда человек совершает плохой поступок, он, значит, идёт на сделку с совестью. Теперь понятно?

– Не совсем.

– Вот тебя, Лёня, никогда в жизни совесть не беспокоила?

– М-м-м… Ну… Было. Не раз, – Лёня вздохнул.

Он вспомнил, как не так давно скушал шоколадку, которую ему подарила бабушка, а с родителями забыл поделиться. И как потом его мучила совесть.

– Вот. Совесть – она такая. Она ведь спать не даёт, если человек с ней не дружит.

– А при чём здесь Лев Александрович? – спросил Миша.

– Мне кажется, если он проявил нечестность, то его обязательно будет мучить совесть. И он пожалеет обо всём, – уверенно сказал Витя. – Лучше, если человек сам всё поймёт, а не тогда, когда его заставляют это понять. Поэтому зачем нам за ним следить, зачем стыдить… Ведь он взрослый человек. И хорошо, если он сам разберётся, без нас.

Совесть

Когда мальчики пришли в следующий раз к тёте Клаве и её соседям, чтобы помочь с покупкой продуктов, женщины вдруг стали сердито кричать с балконов, что не желают иметь дело со спекулянтами.

– Я думала, вы и правда честные ребята. А вы нас использовали, чтобы в доверие втереться, – крикнула им тётя Клава.

– Почему вы так говорите?! – воскликнули Миша и Лёня.

Витя молчал и спокойно ждал, что будет дальше.

– Потому что вы нас всех обманули. Говорили, маски бесплатно раздаёте, а сами договорились с перекупщиком, и теперь через него за большие деньги сбываете товар.

– Это вы про Льва Александровича? – спросил Витя.

– Во-во, про Льва Алексадровича, – крикнула тётя Клава. – Спекулянты!

Мальчики хотели закричать, что они вовсе не спекулянты, но Витя тихо сказал им:

– Нет. Не будем оправдываться. Давайте дождёмся Льва Александровича.

Они сели на скамейку.

Тётя Клава посмотрела подозрительно на детей.

– Ишь, расселись.

Она подождала какое-то время. Видя, что они не уходят, сказала:

– А что вы ждёте? Думаете, буду просить вас в магазин сходить? Не дождётесь.

Лёня хотел было ответить, но Витя шёпотом сказал:

– Не надо связываться. И вообще, старшим не стоит дерзить. Даже если они не правы. Молчание – золото. Понимаете?

– Понимаем.

– А ещё, знаете, что мне папа говорит, – продолжил Витя. – Когда человек оправдывается, он вызывает к себе недоверие. А если человека ругают, обвиняют, но он ничего не говорит в своё оправдание, то в этом случае он находится в выигрышной ситуации. Да и потом, если мы ни в чём не виноваты, какой смысл это объяснять тем, кто всё равно не поверит? Для чего?

– Чтобы доказать свою невиновность, – горячо сказали Лёня и Миша.

– А зачем?

– Чтобы о нас не думали плохо!

– Вы хотите быть хорошими в глазах других? Мне кажется, лучше не стремиться заслужить похвалу, а просто себя держать и вести в любой ситуации достойно. И не заботиться о том, а что о вас подумают. О вас будут говорить ваши дела, а не слова. Вот это важно.

– Но как тётя Клава узнает, что мы не спекулянты? Кто ей об этом скажет? – упрямо спросил Миша.

– Тебе так важно, чтобы кто-то рассказал тёте Клаве о нашей честности? – с улыбкой спросил Витя.

– Важно, – признался Миша.

– А знаешь, ведь тётя Клава и сама не верит своим словам. Это она наговорила просто так, как это случается с людьми. Ведь у неё нет абсолютно никаких фактов, которые указывали бы на то, что мы спекулянты.

– И что с того? – сказал Лёня. – Надо ей объяснить.

– Не надо. Всё будет хорошо. Вот увидите. А кстати, смотрите. Лев Александрович идёт.

И действительно. К ним шёл Лев Александрович. Почему-то он шёл какой-то неуверенной походкой. И как будто шатался.

Тётя Клава с подозрением глядела на соседа, и, не выдержав, закричала:

– Лев Александрович, ты никак напился? Вроде за тобой раньше такого не наблюдалось!

Лев Александрович махнул рукой и сказал слабым голосом:

– Э, соседка. Если бы. Дело гораздо хуже. Я, кажется, наказан за то, что обманул этих мальчишек.

– Чего-чего? – с удивлением сказал тётя Клава.

– Совесть меня замучила. Они ведь дали мне маски для бесплатного распространения. В благотворительных целях. А я деньги стал с людей брать за них. И такое вот случилось со мной, сам не могу поверить. Сон пропал.

– Чего-чего? – снова сказала тётя Клава и виновато посмотрела на мальчиков.

Ей стало стыдно, что она их только что несправедливо обвиняла в спекуляции.

– А того, – Лев Александрович остановился на расстоянии от мальчиков, как и положено по инструкции во время карантина, и ухватился за дерево, чтобы не упасть. – Сон пропал, потому что вдруг проснулась во мне совесть. Есть, оказывается, она, эта самая совесть. Есть. И замучила меня, проклятая, так, что еле дождался, когда их вот увижу.

Лев Александрович кивнул на мальчиков. И обратился к ним:

– Вы меня простите, очень прошу. Я эти маски ваши волонтёрские за деньги продавал. И наказала меня судьба за это. То ли я коронавирусом заболел, то ли не знаю что, но чувствую себя ужасно.

Тут он пошатнулся и упал на землю без чувств.

– Это коронавирус! – прошептали мальчики, они с ужасом смотрели на лежащего на земле человека.

Витя вызвал по телефону «скорую помощь».

Примчалась машина. Из неё вышли люди в скафандрах.

– Ну, точно, на Марсе, – сказал Лёня.

Льва Александровича увезли в инфекционную больницу.

Вскоре к мальчикам, а также к их одноклассникам, пришли домой инфекционисты. Взяли мазки у них и у всех домашних, как у тех, кто контактировал с заражённым, потому что у Льва Александровича тест показал положительный результат. Велели сидеть две недели дома на карантине.

Карантин

Новая жизнь в четырёх стенах показалась поначалу довольно скучным занятием. Хотелось, конечно, на улицу. Но Витя предложил организовать в интернете внутренний карантинный чат между членами их Дружины Помощи. Ведь вся Дружина оказалась на карантине.

– Будем в чате вести беседу, – предложил Витя.

– О чём? – написал Коля.

– О жизни. Пусть каждый описывает, как он провёл прошедший день. И будем давать оценку друг другу. Итак, кто готов.

Первым решил описать свой день Лёня.

– Я проснулся рано утром, хотелось кушать. Но мама и папа ещё спали. Ведь у них самоизоляция, а значит, можно выспаться. Пришлось разбудить маму и сказать, что я хочу кушать. Мама приготовила мне яичницу, бутерброд с сыром и маслом, сделала салат из помидоров и огурцов, заварила чай, положила на тарелку печенья.  Я наелся, и сразу стало хорошее настроение. Надо было идти в ванную, чтобы чистить зубы, принимать душ, но ведь мама снова ушла спать, папа спал, а значит, контроля никакого. Я обрадовался, и вместо ванной отправился на боковую. Взял в кровать с собой смартфон и целый час играл в разные увлекательные игры. Потом зашёл в бесплатный онлайн кинотеатр (кстати, сейчас столько отличного бесплатного кино стали показывать, это в связи с коронавирусом, открыли бесплатный доступ). Нашёл нормальный боевик, потом ещё один, посмотрел два фильма подряд. Словом, шикарно провёл время. Потом мама позвала обедать. После обеда спал часа два. А потом с родителями смотрел по телеку сериал. Ну, как вам мой день? Круто, правда, сидеть на карантине?

– Я не буду пока ничего писать, – появился в чате ответ Вити. – Предлагаю всем написать своё мнение.

– Ставлю Лёне высшую отметку. Отлично, – написал Игорь Пышкин.

– А я ставлю не очень высокую отметку. Потому что Лёня забыл про уроки. А ведь сегодня не выходной. И мы на удалёнке, идут занятия, – написала Оля Волкова.

– Согласна с Олей, – написала Марина Рыбкина.

– У меня тоже есть кое-какие соображения, – написал Витя, когда большинство в чате высказалось за хорошую оценку Лёне. – Думаю, утром будить маму, чтобы приготовила завтрак, это не есть здорово. Мне кажется, лучше дать родителям выспаться. А самому проявить самостоятельность. И показать себя взрослым. А значит, надо учиться и яичницу пожарить, и кашу сварить, и так далее. А потом, умеем ли мы и хотим ли помогать родителям по дому? Например, снять постельное бельё и загрузить в стиральную машину? Или пропылесосить ковры? Сварить, опять же, овощной суп? Если не знаешь, как это сделать, не обязательно дёргать взрослых вопросами. Ведь в интернете есть ответы на все вопросы, и даже видео уроки.

Следующий день отчитывался Петя.

– У меня всё сложно. Потому что поссорились родители. Они с раннего утра начали пилить друг друга. Мама сказала папе, что не туда ставит тапочки. И бросает носки на пол. А папа ответил, что вечно её ночная рубашка на стуле висит. Вместо того, чтобы спрятать куда подальше. Мама рассердилась, и сказала, что папа плохо моется в душе, и от него пахнет потом. Папа рассердился ещё больше, и сказал, что он не любит, когда его пилят. Мама швырнула на пол тарелку, тарелка разбилась. Папа вспылил, и тоже швырнул тарелку. Разбилась и эта тарелка. Потом папа ушёл на балкон курить. А мама закричала вслед, чтобы плотнее закрыл дверь, она ненавидит табачный дым. И вообще терпеть не может, когда от папы пахнет табаком. Папа с балкона просунул голову в дверь и назвал маму курицей. А она его – дураком. Папа сказал, ещё одно слово, и он выпрыгнет с балкона. Мама сказала, прыгай, меньше народа – больше кислорода. Потом помолчала и сказала: «Интересно, а к кому это ты вдруг прыгнешь? К любовнице какой-нибудь?» Папа сказал: «Ага!» Мама тогда заплакала и сказала: «Я так и знала!» Папа пришёл к маме, обнял и сказал: «Прости. Больше не буду. Давай мириться». На этом всё. Весь день испорчен. Карантин – это, оказывается, нелёгкое испытание, когда людям приходится торчать друг с другом в четырёх стенах круглыми сутками безвылазно.

– Я не знаю, какую оценку дать, – написали все участники чата, кроме Вити.

Витя написал:

– Да, оценку тут никакую давать и не стоит. А Пете спасибо за откровенность. И его рассказ имеет большую ценность. Благодаря Пете стало понятно, как мы можем помогать старшим во время карантина, чтобы голова не шла кругом. Отныне предлагаю следующее. Давайте организуем дома обязательную помощь взрослым во всём. Это уборка, стирка, готовка и всё, что можно. Если нужно кому детей нянчить, то и это прекрасно. А второе. Надо придумывать общие с родителями мероприятия. Незаметно, не навязчиво, вовлекать их в общую, дружескую компанию. Родители наши отвыкли от общения как между собой, так и со своими детьми. И  нам надо их научить вернуться к тому, что называется семейная атмосфера. В первую очередь, это дружба. Надо организовать дома общий спортивный стадион. Соревнования. Заняться совместными играми. Например, шахматы. Или литературное лото. Много чего можно придумать. Итак, до завтра.

Вечером следующего дня слово вновь попросил Петя:

– Рецепт Вити оказался блестящим. С утра я вымыл полы, чем несказанно обрадовал маму, да и папа явно остался доволен. Ибо мама его нередко ругает, что он не моет полы. «Ты мне облегчил жизнь», – шепнул мне папа. После того, как я вымыл полы, я снял бельё со всех постелей, загрузил в стиралку. И застелил кровати свежим бельём. Потом я выгладил кучу простыней, пододеяльников, полотенец, что лежали уже три дня, и у мамы, по её словам, не доходили руки до глажки. Когда я гладил бельё, родители смотрели на меня большими глазами. Но когда я предложил сварить борщ, мама сказала: «Петя, у тебя что-то случилось?» Она с испугом смотрела на меня. Я сказал: «Мама, я просто понял, что скоро стану взрослым. И где, как не дома, надо тренироваться взрослой жизни. А карантин – удобное время для тренировок». Мама и папа рассмеялись. А я включил музыку и сказал, что хочу научиться танцевать вальс. Мама сказала, что тоже не умеет танцевать вальс. А папа сказал, что, напротив, умеет. И берётся нас учить. В итоге мы часа два учились под руководством папы танцевать, при этом много шутили, смеялись. Мы впервые по-настоящему почувствовали себя дружной семьёй.

– Мой день тоже прошёл интересно, – написал Миша. – Я начал работать няней. Ведь дома у меня маленькие брат и сестричка. После окончания уроков онлайн, я пришёл в детскую и сказал Светланке и Вадику: «Давайте играть!» Это впервые в жизни я сам предложил им поиграть. Обычно они меня доставали своими играми. А тут… Сколько радости, визга, восторга. И во что только мы не играли. В прятки, в кубики, в театр. В общем, мама и папа сказали, что ещё никогда так спокойны и довольны они не были, как сегодня. Но самое интересное было вот что. Я сделал ширму, для кукольного театра. И сказал папе и маме, что мне не хватает рук, чтобы держать игрушки. Они согласились помогать. Зрители Светланка и Вадик были довольны. Ведь папа, мама и я показывали им самый настоящий кукольный спектакль. Перед детьми разворачивались невероятные приключения, где волк говорил папиным голосом, лиса говорила маминым голосом, а колобок – голосом их брата Миши. Впервые день закончился так радостно и весело, как, наверное, ещё никогда не было.

– У нас дома лежит больная прабабушка Алла, – написала Оля Волкова. – Она лежит уже два года. Это папина бабушка. У неё был инсульт. Отказали ноги. Раньше к ней ходила сиделка, но сейчас сиделка отказалась ухаживать за бабушкой. Из-за коронавируса. И за бабушкой приходится смотреть маме. От этого она страшно устаёт, нервничает, и иногда даже ссорится с бабушкой. То прабабушка, по её словам, неаккуратно покушала, и разлила суп на себя, то потеряла очки в кровати. В общем, я сказала сегодня маме: «Я могу помогать и смотреть за бабушкой». Мама недоверчиво взглянула на меня: «А ты сможешь?» Я ответила твёрдо и уверенно: «Смогу». Я и правда знала, что смогу. Потому что я вдруг увидела, когда мы все оказались взаперти в квартире, как бабушка одинока. Мне так стало её жалко. Всем ведь некогда. И она целыми днями одна в комнате, всё в телевизор смотрит или в свои кроссворды. И нет никому дела до бабушки. Никто ей ничего не рассказывает, не обсуждает, не просит её поделиться воспоминаниями из её жизни. Бабушка словно посторонний предмет. И вот я сегодня практически от бабушки не отходила весь день. Даже уроки рядом с ней делала. Притащила в её комнату свой ноутбук, и делала уроки. А ей описывала периодически, чем сейчас занимаюсь. Я научилась менять бабушке подгузники. Тем более, важно, она сама может приподняться на кольцах, и это не тяжело. Подстригла ей ногти.  Обтёрла её влажными салфетками. Расчесала волосы ей. Она смотрела на меня такими радостными глазами. А потом мы долго говорили о жизни. Бабушка много рассказывала о себе. Я узнала, как она много пережила во время войны, как тяжело был ранен её муж, он вернулся с фронта без руки. И бабушка тянула на себе семью. В общем, я будто заново открыла для себя бабушку Аллу. Вечером я пожелала ей спокойной ночи, а бабушка вдруг заплакала и сказала: «Я забыла, когда мне кто-то желал спокойной ночи». Ночью я долго не могла уснуть. Всё думала о бабушке. И я решила, что сделаю всё, чтобы не только я, но и папа с мамой вспомнили о бабушке, увидели как бы заново, что с ними рядом живёт родной, близкий человек, который нуждается в обычном человеческом внимании.

– Мой рассказ, как я провёл день, пойдёт вот о чём, – написал Коля. – Я заметил, что папа и мама, с тех пор, как начался карантин, стали подолгу сидеть в интернете. Они буквально забывают о еде и сне. Засыпают чуть не под утро. Я сказал им: «Мне нужна ваша помощь». Я специально это сказал. Я хотел их вытащить из интернета. Мама ответила, не поворачивая головы: «Какая помощь?» Я ответил: «У меня проблемы». «Какие проблемы, сынок?» – спросил папа, с трудом оторвавшись от компьютера. Я объяснил, что с каждым днём всё больше погружаюсь в депрессию, и это от нехватки воздуха и движения. А потому прошу их вместе со мной организовать соревнования. Семейный чемпионат по приседаниям, по отжиманиям, по подтягиваниям. Папе и маме явно не очень хотелось отвлекаться от своих фильмов, но слово «депрессия» их напугало, и они согласились. И началось. Это оказалось увлекательно, и просто всех сплотило. Забыли про кино. Мама и папа надели спортивные костюмы. Кто присядет двадцать, а кто тридцать раз, кто сделает сорок, а кто семьдесят наклонов. Кто надует щёки и задержит дыхание, и не засмеётся, в общем, смеялись, и даже танцевали. День выдался дружный и по-настоящему счастливый. Я понял, что отныне мы с родителями начинаем новую жизнь. И карантин нас не будет больше разъединять.

Каждый вечер в чате появлялось всё больше рассказов о том, как живут друзья на карантине. Выяснилось, что даже в узком семейном кругу можно каждый день находить повод для добрых дел, и добрых дел с каждым днём всё больше. И настроение ни у кого не портится.

– Я понял, друзья, всё зависит от человека, а не только от обстоятельств, – написал Витя. – Да, жизнь порою подкидывает нам трудные задачки. И непростые проблемы. Но если мы сумеем подняться над своим «не хочу» или «не могу», если не спасуем, если сумеем в любом деле остаться на высоте, и подумать в первую очередь о других людях, а потом уже о себе, то жизнь повернётся к нам обязательно солнечной стороной. Кстати, вы не забыли, с завтрашнего дня мы снова на свободе. Карантин закончен. И мы снова сможем помогать людям. Ведь наш девиз – честь, отвага, мужество. Наш щит – совесть. Наш меч – правда.

Ещё один карантин

Но выйти на улицу не удалось. В городе был объявлен режим самоизоляции более строгого уровня.

– Не унывайте, – написал Витя в чате своим друзьям. – У нас теперь прибавится работы.

– Какой? – посыпались вопросы.

Все были заинтригованы.

– Во-первых, нам предстоит взять на себя заботу о малышах. А во-вторых, и вообще о всех людях.

– Ты, Витя, кажется, преувеличиваешь наши способности, – в чат посыпались смайлы с улыбками.

Но когда Витя раскрыл свой замысел, с ним согласились.

С этого дня распорядок дня Дружины помощи стал ещё более плотным.

– Позвоните нам, если вашему малышу скучно. Мы читаем для детей сказки! – на этот призыв откликнулись многие знакомые и даже незнакомые, жизнь закипела.

– Я хочу сказку про Колобка!

– Прочти мне про Снежную Королеву!

– Гадкого утёнка!

– Оловянного солдатика!

– Сказку о Царе Салтане!

– Про Динозавров! Лесные истории! Про животных! Пеппи! Карлсон! Буратино! Незнайка!

В общем, скучать было некогда. Звонили на телефоны в Дружину Помощи часто. Малыши с удовольствием слушали, как им читали захватывающие сказки, рассказы, повести детских писателей.

И обычно такое общение переходило в диалог.

– А теперь, давай, я тебе расскажу, что дальше было, – говорил пятилетний мальчик и просил, чтобы его выслушали.

В конце концов, слава о Дружине помощи разошлась по городу, этот опыт переняли ребята из других школ. Родители были в настоящем восторге.

Но ведь ещё Витя предложил развлекать и взрослых. Мальчики и девочки разослали через мессенджеры призыв выходить после обеда на балконы и слушать песни в исполнении детей из Дружины Помощи.

Упрашивать не пришлось. Скоро весь город начал петь и даже танцевать. Из дворов с балконов доносились настоящие хоровые импровизации.

Витя дал команду своим друзьям найти как можно больше песен в интернете, а потому репертуар был нескончаем.

Космические пираты

Вите позвонила тётя Клава.

– Витя. Подскажи, можно открывать дверь врачам или нет? Всё же самоизоляция. Вдруг эти врачи заразные.

– Какие врачи?

– Вот, в глазок гляжу на них. Стоят за моей дверью люди, похожие на космонавтов, в таких белых комбинезонах, в масках, прямо из фантастического фильма. Говорят, пришли санитарную обработку делать от коронавируса.

– Тётя Клава. Знаете, что. Вы подольше с ними разговаривайте. Но дверь не открывайте.

– Не понимаю я тебя, Витя, – обиделась тётя Клава. – Я тебе позвонила лишь потому, что знаю тебя как серьёзного мальчика. А ты начал шутки шутить, гляжу, надо мной.

– Нет, тётя Клава. Я на полном серьёзе. Это к вам мошенники пришли. Про них по телевизору в новостях говорили. Их уже полиция ищет. Они, наверное, и деньги с вас взять хотят?

– Да. Сказали, пенсионерам скидка пятьдесят процентов. С меня, значит, не две, а одна тысяча рублей.

– А они не ушли ещё?

– Сейчас погляжу. А, нет. Стоят. Через дверь с моим соседом, Иваном Ивановичем, разговаривают. Он им тоже не открывает.

– Тогда будем действовать. Вы им зубы заговаривайте. А я постараюсь до полиции дозвониться.

В полиции на звонок Вити отреагировали мгновенно.

Группа захвата через считанные минуты была возле дома тёти Клавы.

– Витя. Что тут было! – рассказывала спустя время тётя Клава. – Прямо кино. Повязали этих пиратов космических. Ну и дела! А ты, Витя, молодец. Можно сказать, спас меня от них.

Волшебные таблетки

– Алевтина Егоровна, здравствуйте, как вы поживаете? Вам приносят волонтёры продукты?

– Ой, Витя, и не только волонтёры. Столько теперь внимания и заботы проявляет к нам, старикам, государство. Сплошные визиты! Спасибо коронавирусу, жить стало намного интереснее. А то всё одна, одна…

– Подождите, Алевтина Егоровна, не пойму. Что за визиты, какая забота. Расскажите, пожалуйста.

– Ты же перестал ко мне ходить, Витя. И твои друзья не ходят. Забыли вы меня. А я всё равно не одна, другие люди добрые нашлись, – с некоторой обидой в голосе сказала Алевтина Егоровна.

– Алевтина Егоровна, вы не обижайтесь на нас, мы сначала сидели на карантине, потому что были в контакте с заражённым. А потом в городе самоизоляцию повышенной строгости объявили. И запретили из квартиры выходить. А вам я никак дозвониться не мог. У вас, видно, телефон не работал последнее время.

– Да, не работал. Лишь сейчас удалось починить. Мастер был, сделал.

– Так кто же к вам приходит теперь?

– О, кого только нет. Приносят всё новые и новые лекарства от коронавируса. Говорят, самое новое, самое свежее.

– Интересно. И что, дорогое лекарство?

– Не очень. Но… – Алевтина Егоровна замялась. – Уже многовато как-то. Не знаю, может, отказаться. А неудобно отказываться. Такие люди вежливые, приятные. Завтра обещали снова прийти. Ещё один препарат изобретён, самый-пресамый. Сказали, этот и вообще коронавирус убивает на корню. А сделан на основе чеснока и имбиря. Наверное, придётся купить и его. Уж так заманчиво. Не хочется же заболеть коронавирусом. Столько страшного про него рассказывают в телевизоре.

– Значит, завтра снова придут, – задумчиво сказал Витя. – И во сколько же они придут?

– Обещали в четырнадцать часов. А что, Витя? В твоём голосе вроде недоверие?

– Алевтина Егоровна, скорее всего, это мошенники. Так мне кажется. Но чтобы точно понять, надо к вам подсадную утку.

– Утку? Да зачем мне утка, Витя, – удивилась Алевтина Егоровна.

– Это я образно. Надо придумать одну штуку интересную.

Витя собрал в чате совещание с друзьями. Все согласились, что это, конечно, жулики дурят голову Алевтине Егоровне.

– Надо их обезвредить, – написал Лёня.

– Давайте сбежим из самоизоляции и устроим жуликам засаду, – предложил Миша.

– А можно просто обратиться к Виталику, ведь его папа из ФСБ, и он точно сможет помочь, как он раньше уже нам помогал, – написал Витя.

– Я сейчас переговорю с папой, – тут же отозвался Виталик.

На следующий день Вите после обеда позвонила Алевтина Егоровна.

– Ну, Витя, твои подсадные утки развлекли меня сегодня, – приступила старушка к рассказу. Чувствовалось по её голосу, она была очень довольна случившимися приключениями. – Пришёл молодой парень по имени Олег, сказал – от Вити Бойкова, от тебя, то бишь. И пояснил, будет моим племянником на ближайшие полчаса. Вскоре появились и продавцы волшебных таблеток. Когда узнали, что мой «племянник» Олег хочет купить у них сразу десять упаковок, обрадовались. Открыли саквояж, а там горы упаковок. И вот когда уже Олег с ними стал расплачиваться, тут и ворвались в мою квартиру люди в масках. Только не в медицинских масках от коронавируса, а в чёрных, на всю голову. Как в кино. Вот так дела! Теперь соседи звонят, им интересно узнать, как обезвредили преступников в моей квартире.

Мечта

– Напишите, кто о чём мечтает, – предложил Витя, когда все собрались в чате.

– Я мечтаю, когда на улицу выйдем. Хочу в футбол играть, – откликнулся Женя Зайцев.

– Я тоже хочу на улицу, – признался Игорь Пышкин.

– И я, и я, – написали остальные.

Всем очень хотелось выйти на улицу, где так весело блестело солнце и летали в небе птицы.

– А знаете, что я вам скажу. Ваша мечта уже сбылась, – ответил Витя.

– Шутишь?

– Нет, не шучу. Мои папа и мама записались в волонтёрское сообщество «Мы рядом». И главное – они берут меня, а значит, и вас, моих друзей, себе в помощники. Будем разносить продуктовые наборы. Жизнь продолжается, друзья!

– Ура!

На фото: автор Галина Мамыко


Полуироническая приключенческая повесть для семейного чтения "Добавляйся!" (автор Галина Мамыко) опубликована 11 апреля 2021: Литературный интернет-журнал «Русский переплёт», гл. редактор почётный профессор МГУ, профессор кафедры астрофизики и звёздной астрономии МГУ, член Союза писателей России В. М. Липунов

  

 


Возврат к списку