Чудо святого Николая (рассказ) Галина Мамыко

                                    опубликовано 9 августа 2017 г. в литературно-художественном журнале "Новая Литература"

Иван Станиславович увидел, как в храм мужики вносят гроб. Из алтаря вышел отец Андрей, откуда-то набежали люди, служитель Божий с ними заговорил, люди молчали и смотрели на батюшку тревожными глазами. Заметно было, как тяжко им думать о смерти, а тем более участвовать в таком скорбном деле, как похороны. Иван Станиславович видел накрашенные глаза и нарумяненные щёки. Он подумал, как неуместна вся эта гнусная (так и подумал, именно «гнусная») женская бутафория возле гроба с покойником. А правда, снова подумал он, зачем на похороны бабы красятся? Да и не только на похороны. Дуры потому что. Других объяснений он не находил. Прислушался к взволнованному разговору. «А вдруг он в могиле оживёт, мало ли, сколько таких случаев известно. Святой отец, благословите со смартфоном хоронить», – молодой мужчина в белых джинсах с модными дырами смотрел на священника умоляющими глазами, прижимая к сердцу руку. Пожилые женщины с траурными шарфиками на пышных причёсках возмущались: «Это кощунство!». Тут из гроба зазвучала музыка. «Спят усталые игрушки, книжки спят… Одеяла и подушки ждут ребят… Глазки закрывай, баю-бай…» – «Безобразие!» – толпа загомонила, обещая скандал. Но смартфон всё пел, люди замолчали, слушали. Музыка располагала к приятному настроению. Дородная дама в обтягивающих брючках всхлипнула, громко сказала: «Спи спокойно!». Она вдруг звучно, как-то даже слишком громко («Театрально», – подумал Иван Станиславович) зарыдала, низко поклонилась гробу, непонимающе посмотрела на соскользнувший под ноги чёрный прозрачный шарфик и подхватила, рыдая, съехавший с головы парик, стала вытирать им растекающуюся по щекам краску с ресниц. («А может, и правда ей плохо, а я вот дурак. Да. Это я дурак. А не она», – от этой мысли ему стало и грустно, и ненормально весело, и вместе с тем неприятно от самого себя, что он вот, смотрит на чужое горе и надмевается. «Я просто очень плохой человек», – думал он в который раз и понимал, что это правда. И чем больше он называл себя плохим, тем сильнее у него першило в горле, и хотелось удариться головой о стенку, или просто пойти к этому гробу и залезть в него, и лежать рядом с тем покойником, и слушать «баю-бай, глазки закрывай»). Решили смартфон из гроба не изымать. Иван Станиславович услышал, как семинарист вполголоса сказал подошедшим певчим: «Звонки на девятый и сороковой дни – бесплатно». Те поджали губы, чтобы не смеяться. Кто-то всё же хохотнул. На него шикнули. Началось отпевание. Но вот...

Читать далее

Галина Мамыко - номинант Горьковской Литературной премии 2017

Книга Галины Мамыко "Мармеладный домик" вошла в лонг-лист финалистов конкурса Горьковской Литературной премии 2017 г. Учредители конкурса Горьковской литературной премии — Издательский дом «Литературная учеба», Российский Фонд Культуры и фонд «Центр развития межличностных коммуникаций». Лауреаты и дипломанты будут объявлены 4 апреля 2017 года в Москве на торжественной церемонии вручения Горьковской литературной премии.

Читать далее

Старая дева, рассказ Галины Мамыко

  Рассказ опубликован 25 января 2017 г. в литературном журнале «Русский переплёт»

Родители за завтраком переглянулись, и мама сказала, глядя на дочь: «В субботу у нас гости». Нина подняла глаза от овсяной каши и согласно кивнула. Она всегда была послушным ребёнком. Хоть в пять лет, хоть после получения паспорта. Даже подростковый возраст с его гормональными всплесками не отразился на её взаимоотношениях с parents*. Родители это считали своей заслугой. Единственное, что беспокоило: у девушки не было ухажёров. А ведь так и детородный период можно прозевать. Когда Нине исполнилось двадцать семь, мама поникла, а папа принял решение.

Читать далее

Зверьки в коконах (рассказ). Галина Мамыко

рассказ опубликован 5.01.2017 

 в литературно-художественном журнале "Новая Литература"

– Никто не хочет войны. Никто. Но есть те, кто ненавидит всех нас, неважно, из России мы или с Украины. Они есть. И они ненавидят нас, а почему? Они боятся. 
– Кто – они-то? И чего им нас бояться? – сказал старик. 
– Понятно, кто. Те, кто руководит этими процессами, а ещё есть их марионетки, ну, те, кто им подыгрывает... Они боятся нашей силы духа. И вообще нашей силы. Нашей веры. Вот это я понял. Там, эти человеки, что бегают с автоматами и делают друг в друга «пиф-паф», они не знают, что к каждому из них приделаны верёвочки. За эти верёвочки дёргают, и человеки бегут, стреляют, кричат… Их заставили поверить, что они ненавидят друг друга. Вот что. Это моя философия. А там не нужна философия. Но и бомбы там не нужны. Потрібна не философия, а нормальная жизнь. Русским не дают нормальной жизни там, на востоке. Вот что. Если бы не ополченцы, там уже орудовали бы националисты. Фашизм хотят искусственно навязать всей Украине. Но народу это не нужно. Вот что. Мне жалко украинцев, тех, простых. Но я шёл воевать не с ними. Я шёл воевать с фашистами. А встретил «звичайних хлопців», и не только украинских, по ту сторону баррикад полно и тех, чьи предки всегда считались русскими, вот что страшно. Их кинули в кипящий котёл. Там полная каша. Там варят кашу из русских и украинцев. И приправляют перцем из огнемётов.

Читать далее

Трудная исповедь (рассказ)

рассказ Галины Мамыко опубликован: "Жити завтра. Книжная полка"
Сегодня Антон загружен делами, поэтому уединился в своей комнате. – Антон, а что ты там делаешь? – мама пытается заглянуть в детскую. Бросившись к двери, Антон давит на нее руками и коленом, подпирает стулом. Громко говорит в крашеные доски двери: – Мама, сюда нельзя. Идет служба. Я – батюшка. Подбегают другие дети. Шёпот, шорохи, мама что-то вполголоса объясняет. Дети колотят в дверь: – Мы тоже хотим в батюшку играть! – Нет! У меня всерьез. А вы смеяться будете. Слышны возня, хихиканье, спор, хныканье. Приближается стук бабушкиной палки. Свистящий шепот обещает новую игру. Радостный визг, прыжки, бабушкино кряхтенье (это означает, что кто-то повис на бабушкиной шее), чмоканья (это поцелуи в бабушкину щечку) и басистые смешки (это бабушка). Топот ног и шарканье тапочек всё тише, и вот уже где-то на другой половине дома отдаленные взрывы детского хохота и повелительные возгласы взрослых. Возле комнаты Антона тишина. Он прислушивается, бросает строгий взгляд на дверь и возвращается к служебным обязанностям: – Аминь.

Читать далее

Последняя любовь (повесть). Галина Мамыко


Повесть опубликована в журнале "Русский переплёт"
Вдоль заснеженной трассы мелькают видеоэкраны. Мировой правитель выступает с речью. Мировой правитель сидит в главном храме Иерусалима на седалище бога, народ земно кланяется богу, сошедшему с небес. А вот мой самый любимый сюжет… Обычно я прошу водителя при трансляции этого ролика притормозить: он творит чудеса. С воздетыми руками возносится ввысь и замирает в воздухе, будто космонавт в вакууме, над восхищённой толпой. Но сегодня мчимся без остановок. Трасса пуста. Земляне смотрят последние сны. Въезжаем в мёртвую часть города. Развалины, обугленные остовы того, что когда-то называлось жизнью. Кладбище заживо погребённых под пеплом Третьей Мировой войны. Машины обычно здесь едут на предельно большой скорости, а суеверные пассажиры стараются не смотреть по сторонам. Сложилось поверье, что тот, кто здесь рискнёт остановиться или проявит праздное любопытство, обязательно вскоре умрёт. На эту тему в народе ходят страшные байки. Не знаю, был ли суеверным мой первый шеф Иван Игнатьевич, и он же первый наместник Мирового правителя на территории нашего бывшего государства, но он несколько лет назад велел шофёру тормознуть, когда увидел на обочине дороги местного «царства мёртвых» мой жалкий силуэт. Я сидела на земле, спиной к транспорту, ждала счастливого случая или смерти. Обычно таких, как я, не подбирают. Всё, что движется, вызывает здесь у случайных зрителей панический ужас. Водители жмут на газ, пассажиры зажмуривают глаза. К вышедшим с того света отношение как к прокажённым.

Читать далее

В ожидании войны, пельменей и вечности

(рассказ опубликован в журнале "Русский переплёт" 16.09.2016
Я всегда вспоминаю эту историю, когда вижу под дождём бегущую женщину. В тот серый, без неба, переполненный водою день я шёл под зонтом по опустевшему от страха городу. Мне надо было успеть пересечь перекрёсток с мигающим жёлтым глазом, прежде чем гудящая толпа смертей ринется навстречу горизонту. И это мне удалось бы, не появись на тротуаре та самая женщина, она бежала к дороге и размахивала сумочкой, у неё были сумасшедшие глаза. Я сразу понял, что с ней неладно. Она явно хотела нырнуть туда, где мчалась смерть. Мне ничего не осталось, как встать на её пути и поднять свою трость.

Читать далее

Смерть Валентины (рассказ)

рассказ опубликован в интернет-журналах:

 «Новая литература» (25 июня 2016 г.) , «Камертон» (23 ноября 2016 г.)

Когда Игорь Степанович вошёл в Скорбященскую церковь на Большой Ордынке, поднялся по ступенькам к святыне, поднял глаза на икону Божьей Матери, изображённой в окружении хромых, слепых, убогих, страждущих, то почувствовал себя, богатого, пресыщенного жизнью, одним из этих калек. И он действительно ощущал себя калекой, без будущего, без настоящего. Он бродил, как слепой, по храму, тыкался от одной иконы к другой, лобызал лик Спасителя, и не мог найти себе место, ему казалось, что отовсюду его гнали строгие взгляды святых. В этой своей неприкаянности, в этом своём, как он думал, всенародном позоре он не знал, куда спрятаться. Ему казалось, что он перед всеми ходит голый, выставил свою страшную душу на всеобщее обозрение, и все видят позор его ушедшей жизни, мерзость мыслей и тьму грехов, ему чудилось, что над ним смеются, со всех сторон в него тыкают пальцем. Он думал, что ему будет стыдно находиться среди людей в таком нелепом положении, как стояние на коленях. Но он всё равно встал на колени. И стыдно не было. Он кричал что-то своё, звериное, горькое, Богу, он бил лбом об пол перед Царицей Небесной, и больше не думал о том, что его крик неуместен, или кому-то режет слух, или кого-то отвлекает от собственного крика. Никто не обращал на Игоря Степановича внимание. Все были заняты своими страданиями, своими криками.

Читать далее

Последнее письмо странной старухи

рассказ Галины Мамыко опубликован

 в литературно-художественных интернет-журналах:

"Новая литература" (23 апреля 2016 г.)

 "Молоко" // "Русское поле" ( в июньском номере 2016 г.)

в литературном журнале "Южная Звезда" (бумажное издание, номер 1, 2017)

Ничего не спрашивай - услышал он голос Елены, машинально кивнул, не в силах отвести взгляд от древней старухи с двумя палками посреди двора. Старухе на вид было лет двести или триста. Она напоминала закутанный в пуховый платок остов высохшего дерева с глазами, провалившимися в прошлый век. Казалось, вместо зрачков на человека из клубка морщин смотрит сама история. А в прозрачных, уставших от слёз, очах можно различить отражение старинных экипажей, мятежных восстаний, придворных балов...

Читать далее

Гаммы на чужих ботинках -Галина МАМЫКО

рассказ опубликован в интернет-журналах
Господин Гнилозубов – это добрейшее и жизнерадостное, лысое и крохотное существо. Всё у него отлично. И тем более сегодня. Впервые в жизни он осознал, что самый прекрасный праздник – день рождения. У кого как, а у него в этот особый день произошли чудеса...

Читать далее

Тронутая

рассказ Галины Мамыко опубликован
в литературно-художественном журнале Новая Литература - (2 марта 2016 г.),
в газете русских писателей  "День Литературы"- (28 ноября 2016 г.)   

Хохотали, обильно ели, от души пили, требовали горько. Пётр Сергеевич тоже кричал со всеми горько и наклонялся к маленькой, застенчивой Нине. И она замечала, как по-тараканьи подёргиваются жёсткие усы жениха. Папа и мама подбадривающе кивали, когда она смотрела в их сторону. Она робко улыбалась и отворачивалась от Петра Сергеевича. Это смешило публику...

Читать далее

Волчонок

рассказ опубликован в журнале Новая Литература 
В лифте Серый посмотрел глазами побитой собаки на Волчонка, на колени сполз, лицо кривит, кривит, ну, ядрёна вошь. «Я по гроб твой должник. Меня убить надо было. А ты…» Захлюпал-таки. Ох, малой, сволочь бесприютная, ну что с тобой делать… На улице снег на скрипке играет. Молодёжь стайками парит, радуется своему юному бессмертию, мальчишки девчонок за талию влекут – хорошо, если под венец. Небоскрёбы звучат, сверкают, салютуют иллюминацией. Люди смеются. Телевизоры бубнят. Музыка какофонит. Аромат выпечки, стуки тарелок, дети пищат. Эх-хо… Что там, дальше?

Читать далее

В отпуск из ада...

                       повесть опубликована в журнале "Новая литература"
Как-то я зашла в храм помолиться, и усталость сковала тело, глаза закрылись, и я на лавочке в сумрачном углу, за спинами богомольцев, задремала, пока шла служба. Мне привиделось странное явление...  

Читать далее

Партия сумасшедших (повесть)

повесть опубликована в журнале "Новая литература"
Луч фонарика прыгает в темноте. Склад с оружием в порядке. Берём «калаши». Времени в обрез. Надо уходить...  Впрочем, если нас взяли на мушку – то ничего уже не поможет. Осталось только их опередить.

Читать далее

Чай выпит… Убийца в зале…

 рассказ опубликован в журнале "Новая литература"
Но разве я одна? Конечно, нет. Пока могу пялиться на небо, а голуби - на мою сморщенную физиономию, я не одна. Если кто-то попросит озвучить первое, что придёт на память, поведаю ту самую историю, смысл которой остался загадкой.

Читать далее

Три последних дня смиренной Ираиды

Новопреставленная монахиня в момент отпевания воскресла. И воскресла как-то обыденно, словно ей это приходилось делать регулярно. У некоторых скептических натур даже сложилось впечатление, как потом признавались, что «паломничество» на тот свет было у Ираиды Прохоровны запланировано.

Читать далее

Мама, не кричи на меня…

рассказ опубликован в журнале Новая Литература 
Мама, я всё время думаю об тебе. Я всю жизнь буду думать об тебе. Ты самая лучшая мама из всех мам. Не расстраивайся ты, мама, из-за того, что нервы не получается у тебя спрятать в чулане. Не думай, я тебя и с твоими нервами всё равно люблю и буду любить.

Читать далее

Страдания Альбины

рассказ опубликован в литературно-художественных интернет-журналах: "Новая Литература" (12 сентября 2014 г.), "Русское поле" (содружество литературных проектов), "Молодое Око" ("Молоко") (25 декабря 2016 г.)

«Вера, я в партию не буду вступать, – шёпотом сказала Альбина своей новой подружке, когда воспитательница погасила свет и вышла из спальни. – В партии лизаблюдца». «А Лиза Блюдцева – это кто?» – спросила Вера. Альбина пояснила: «Коммунисты все лизаблюдца. Едят друг друга и блюдца вылизывают».

Читать далее

Сын погибели (повесть)

повесть в сокращённой версии опубликована: журнал "Новая литература"
Кто-то незнакомый прилетел ко мне ночью, заглянул через лунное, яркое как смерть, оконце, подошёл к моей детской колыбельке. И сказал отчётливо, ясно, то, что сразу запомнилось и сразу забылось. Я проснулся и не чувствовал страха. Я смотрел на чёрного, в узорах невиданных, морозносияющего ангела, очарованный его горящим карминным ликом...

Читать далее

Запоздалое раскаяние

Рассказ опубликован: "Новая литература", "Жить завтра. Книжная полка"
Посреди базарного гвалта, в суете людской, вдруг что-то тихое, пронзительное схватило за душу. «Весенний вальс» Шопена на аккордеоне исполняла величавая престарелая дама в шляпке, в кружевной белой блузке, в длинной чёрной юбке. Она сидела на каком-то ящике, возле ступенек, ведущих в подземный переход.

Читать далее

Страницы: 1 2 След.