Чудо святого Николая (рассказ) Галина Мамыко

                                    опубликовано: 9 августа 2017 г. в литературно-художественном журнале "Новая Литература"
                                    опубликовано: 19 декабря 2017 г., сетевой литературный и исторический журнал "Камертон"
                                     а также: альманах "Ковчег",  "Мегалит" (евразийский журнальный портал)


Иван Станиславович увидел, как в храм мужики вносят гроб. Из алтаря вышел отец Андрей, откуда-то набежали люди, служитель Божий с ними заговорил, люди молчали и смотрели на батюшку тревожными глазами. Заметно было, как тяжко им думать о смерти, а тем более участвовать в таком скорбном деле, как похороны. Иван Станиславович видел накрашенные глаза и нарумяненные щёки. Он подумал, как неуместна вся эта гнусная (так и подумал, именно «гнусная») женская бутафория возле гроба с покойником. А правда, снова подумал он, зачем на похороны бабы красятся? Да и не только на похороны. Дуры потому что. Других объяснений он не находил. Прислушался к взволнованному разговору. «А вдруг он в могиле оживёт, мало ли, сколько таких случаев известно. Святой отец, благословите со смартфоном хоронить», – молодой мужчина в белых джинсах с модными дырами смотрел на священника умоляющими глазами, прижимая к сердцу руку. Пожилые женщины с траурными шарфиками на пышных причёсках возмущались: «Это кощунство!». Тут из гроба зазвучала музыка. «Спят усталые игрушки, книжки спят… Одеяла и подушки ждут ребят… Глазки закрывай, баю-бай…» – «Безобразие!» – толпа загомонила, обещая скандал. Но смартфон всё пел, люди замолчали, слушали. Музыка располагала к приятному настроению. Дородная дама в обтягивающих брючках всхлипнула, громко сказала: «Спи спокойно!». Она вдруг звучно, как-то даже слишком громко («Театрально», – подумал Иван Станиславович) зарыдала, низко поклонилась гробу, непонимающе посмотрела на соскользнувший под ноги чёрный прозрачный шарфик и подхватила, рыдая, съехавший с головы парик, стала вытирать им растекающуюся по щекам краску с ресниц. («А может, и правда ей плохо, а я вот дурак. Да. Это я дурак. А не она», – от этой мысли ему стало и грустно, и ненормально весело, и вместе с тем неприятно от самого себя, что он вот, смотрит на чужое горе и надмевается. «Я просто очень плохой человек», – думал он в который раз и понимал, что это правда. И чем больше он называл себя плохим, тем сильнее у него першило в горле, и хотелось удариться головой о стенку, или просто пойти к этому гробу и залезть в него, и лежать рядом с тем покойником, и слушать «баю-бай, глазки закрывай»). Решили смартфон из гроба не изымать. Иван Станиславович услышал, как семинарист вполголоса сказал подошедшим певчим: «Звонки на девятый и сороковой дни – бесплатно». Те поджали губы, чтобы не смеяться. Кто-то всё же хохотнул. На него шикнули. Началось отпевание. Но вот...

Читать далее

Смерть Валентины (рассказ)

рассказ опубликован в интернет-журналах:

 «Новая литература» (25 июня 2016 г.) , «Камертон» (23 ноября 2016 г.)

Когда Игорь Степанович вошёл в Скорбященскую церковь на Большой Ордынке, поднялся по ступенькам к святыне, поднял глаза на икону Божьей Матери, изображённой в окружении хромых, слепых, убогих, страждущих, то почувствовал себя, богатого, пресыщенного жизнью, одним из этих калек. И он действительно ощущал себя калекой, без будущего, без настоящего. Он бродил, как слепой, по храму, тыкался от одной иконы к другой, лобызал лик Спасителя, и не мог найти себе место, ему казалось, что отовсюду его гнали строгие взгляды святых. В этой своей неприкаянности, в этом своём, как он думал, всенародном позоре он не знал, куда спрятаться. Ему казалось, что он перед всеми ходит голый, выставил свою страшную душу на всеобщее обозрение, и все видят позор его ушедшей жизни, мерзость мыслей и тьму грехов, ему чудилось, что над ним смеются, со всех сторон в него тыкают пальцем. Он думал, что ему будет стыдно находиться среди людей в таком нелепом положении, как стояние на коленях. Но он всё равно встал на колени. И стыдно не было. Он кричал что-то своё, звериное, горькое, Богу, он бил лбом об пол перед Царицей Небесной, и больше не думал о том, что его крик неуместен, или кому-то режет слух, или кого-то отвлекает от собственного крика. Никто не обращал на Игоря Степановича внимание. Все были заняты своими страданиями, своими криками.

Читать далее

Последнее письмо странной старухи

рассказ Галины Мамыко опубликован

 в литературно-художественных интернет-журналах:

"Новая литература" (23 апреля 2016 г.)

 "Молоко" // "Русское поле" ( в июньском номере 2016 г.)

в литературном журнале "Южная Звезда" (бумажное издание, номер 1, 2017)

в газете День Литературы  (2 июля 2017 г.)

Ничего не спрашивай - услышал он голос Елены, машинально кивнул, не в силах отвести взгляд от древней старухи с двумя палками посреди двора. Старухе на вид было лет двести или триста. Она напоминала закутанный в пуховый платок остов высохшего дерева с глазами, провалившимися в прошлый век. Казалось, вместо зрачков на человека из клубка морщин смотрит сама история. А в прозрачных, уставших от слёз, очах можно различить отражение старинных экипажей, мятежных восстаний, придворных балов...

Читать далее

Гаммы на чужих ботинках -Галина МАМЫКО

рассказ опубликован в интернет-журналах
Господин Гнилозубов – это добрейшее и жизнерадостное, лысое и крохотное существо. Всё у него отлично. И тем более сегодня. Впервые в жизни он осознал, что самый прекрасный праздник – день рождения. У кого как, а у него в этот особый день произошли чудеса...

Читать далее

Запоздалое раскаяние

Рассказ опубликован: "Новая литература", "Жить завтра. Книжная полка" , "Мегалит" (евразийский журнальный портал)
Посреди базарного гвалта, в суете людской, вдруг что-то тихое, пронзительное схватило за душу. «Весенний вальс» Шопена на аккордеоне исполняла величавая престарелая дама в шляпке, в кружевной белой блузке, в длинной чёрной юбке. Она сидела на каком-то ящике, возле ступенек, ведущих в подземный переход.

Читать далее

Крымские шрамы

Мама проснулась, и несколько мгновений они с коровой глядели друг на друга. На каком языке говорить с бурёнкой? Мама подумала, подумала, а потом загавкала. И не ошиблась. Этот язык корова понимала отлично. Она убралась восвояси.

Читать далее